Фернандо Аррабаль: “Пикник”


Ф.Аррабаль “ПИКНИК”

Фернандо Аррабаль вместе с Сэмюэлем Беккетом, Эженом Ионеско и другими знаменитыми драматургами после Второй Мировой войны обозначили новое направление в мировой драматургии – драму абсурда. Значение слова “абсурд” с современной точки зрения совершенно условно. В Европе после Второй Мировой войны, в конце которой была взорвана атомная бомба, бесчинствовала депрессия – всеобщее ощущение угрозы. Многие каноны, этические, религиозные и философские системы были подорваны. Такое настроение для драматургии абсурда было благодатной почвой, так как по-старому жить уже было невозможно, а как жить по-новому было неизвестно.

Пьеса “Пикник” написана в 1952 году; в 1960 она впервые опубликована, а премьера ее состоялась в Париже в 1959 году. Сценографом спектакля стал друг Аррабаля – легендарный сюрреалист Сальвадор Дали.

Пьеса о войне которая уничтожает человеческие отношения, общение в традиционной форме. Для того чтобы выжить в условиях, когда условия диктуют деньги и безрассудство, есть только одна возможность – самозащита, – через невежество, иронию, цинизм, ограниченность в своем мирке.

Здоровый юмор и самоирония разрешили многие конфликты и напряженности в истории человечества.

Автор – французский драматург испанского происхождения. Фернандо Аррабаль родился 11 августа 1932 года в Испании. С 1955 года живет и работает во Франции. Он написал больше 100 пьес, 14 романов и, как режиссер, поставил 7 фильмов. В 2005 году он был номинирован на Нобелевскую премию. Ф.Аррабаль в своем почтенном возрасте продолжает убеждать не терять веру в себя и любить ближнего. Одновременно так просто и так сложно.

Фернандо Аррабаль

Пикник
Перевод Ш.Мижи
Москва, изд-во “Искусство”, 1991

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

С а п о.
С е н ь о р Т е п а н.
С е н ь о р а Т е п а н.
С е п о.
П е р в ы й с а н и т а р.
В т о р о й с а н и т а р.

Декорации.

Поле боя. От края до края сцены растянуто проволочное заграждение. Рядом уложены мешки с землей. Бой в разгаре. Слышны выстрелы, взрывы, пулеметные очереди. Сапо, один на сцене, на корточках прячется среди мешков. Ему очень страшно. Бой стихает. Тишина. Сапо достает из матерчатой сумки вязание и спицы. Принимается вязать свитер. Связано уже довольно много. Звонит полевой телефон, стоящий рядом.

С а п о. Алло… Алло. Жду ваших приказаний, капитан… Это наблюдатель высоты сорок семь. Ничего нового, мой капитан… Извините, мой капитан, а когда опять бой?.. А бомбы когда бросать?.. Ну хотя бы куда, назад или вперед?.. Не надо со мной так. Я спрашиваю не для того, чтобы вас вывести… Капитан, мне очень тут одиноко. Не могли бы вы прислать мне товарища?.. Пусть даже козу…

Капитан его одергивает.
Жду ваших приказаний… Приказывайте, мой капитан. (Вешает трубку. Что-то ворчит себе под нос.)

Тишина. Входят супруги Тепан с сетками в руках, будто они пришли провести день на лоне природы. Направляются
к своему сыну Сапо, который сидит к ним спиной, спрятавшись за мешками, и не видит происходящего.
С е н ь о р Т е п а н (церемонно). Поднимись, сын, и поцелуй в лоб свою мать.

Сапо с облегчением и удивлением поднимается и с большим почтением целует мать в лоб.
Хочет что-то сказать.
(Прерывает его.) Теперь поцелуй меня.
С а п о. Папуля, мамуля, как вы отважились приехать сюда, это ведь так опасно! Уезжайте немедленно!
С е н ь о р Т е п а н. Ты будешь мне рассказывать о войнах и опасностях! Для меня это так, развлечение. Не будем ходить далеко за примерами. Сколько раз я выскакивал из метро на ходу…
С е н ь о р а Т е п а н. Мы подумали, тебе все это наскучило, и вот решили проведать тебя. Столько воевать, это не может не наскучить.
С а п о. Это как сказать.
С е н ь о р Т е п а н. Я знаю прекрасно, как это бывает. Сначала нравится убивать, бросать бомбы, носить каску, делающую тебя таким элегантным, очень приятно, но кончается тем, что тебе это надоедает. В мое время происходило другое: войны были намного разнообразнее, они были цветные. И, самое главное, были лошади. Много лошадей. Очень нравилось, когда капитан кричал: «В атаку!» — и мы все оказывались на лошадях в красной форме. Было здорово. И затем галоп с саблей в руках, и мы уже лицом к лицу с неприятелем в лаковых ботинках и зеленых мундирах, который тоже, как положено, на лошадях. Без лошадей никогда не обходилось, много лошадей, очень упитанных.
С е н ь о р а Т е п а н. Нет, они были не зеленые, они были голубые. Я очень хорошо помню, они были голубые.
С е н ь о р Т е п а н. А я тебе говорю, они были зеленые.
С е н ь о р а Т е п а н. А я повторяю, голубые. Сколько раз детьми мы высовывались на балкон, чтобы посмотреть, как идет бой, и я говорила соседу: «Спорим на шоколадку, что голубые победят». А голубые были нашими неприятелями.
С е н ь о р Т е п а н. Ладно, твоя взяла.
С е н ь о р а Т е п а н. Мне всегда нравились баталии. Еще девочкой я говорила, что, когда вырасту, стану полковником кавалерии. А мама воспротивилась, ты же знаешь ее старомодные взгляды.
С е н ь о р Т е п а н. Твоя мать всегда такая упрямая.
С а п о. Извините. Вам придется уехать. На войну нельзя, если ты не солдат.
С е н ь о р Т е п а н. Меня это ни капли не интересует. Мы не воевать сюда приехали. Просто мы хотим провести этот воскресный день с тобой за городом.
С е н ь о р а Т е п а н. Я как раз приготовила очень хороший обед. Твой любимый картофельный омлет, бутерброды с ветчиной, красное вино, салат, пирожные.
С а п о. Ладно, как хотите. Но если придет капитан, я скажу, что ничего не знал. Он вам устроит. Его очень раздражают визиты в район боевых действий. Он всегда нам повторяет: «На войне — дисциплина и бомбы, и никаких визитов».
С е н ь о р Т е п а н. Не беспокойся, уж я скажу этому капитану пару ласковых.
С а п о. А если снова бой начнется?
С е н ь о р Т е п а н. Думаешь, испугаюсь? Я бывал в переделках и похуже. Если бы было так, как раньше, когда воевали на упитанных лошадях. Времена поменялись, понимаешь? (Пауза.) Мы приехали на мотоцикле, и никто нам слова не сказал.
С а п о. Наверное, подумали, что вы наблюдатели.
С е н ь о р Т е п а н. Хуже всего то, что из-за множества танков и джипов мы едва двигались.
С е н ь о р а Т е п а н. А потом, в конце, помнишь, как они пушкой все загородили.
С е н ь о р Т е п а н. От войны, как известно, всего можно ожидать.
С е н ь о р а Т е п а н. Ладно, давайте обедать.
С е н ь о р Т е п а н. Да, давайте, я зверски хочу есть. Эта пороховая гарь у меня возбуждает аппетит.
С е н ь о р а Т е п а н. Поедим прямо здесь, на одеяле.
С а п о. А как быть с ружьем?
С е н ь о р а Т е п а н. Никаких ружей. Садиться за стол с ружьем признак дурного тона (Пауза.) Ой, какой ты грязный, сынок… Как это тебя угораздило? Покажи-ка мне руки.
С а п о (пристыженно). Пришлось поползать.
С е н ь о р а Т е п а н. А с ушами как?
С а п о. Я мыл сегодня утром.
С е н ь о р а Т е п а н. Ладно, садитесь. А зубы?

Сапо показывает зубы.
Очень хорошо. А кто поцелует малыша за то, что он почистил зубки? (Мужу.) Поцелуй своего сына, он хорошо почистил зубы.

Сеньор Тепан целует сына.
Уж с чем бы я не смогла смириться, так это с тем, чтобы ты перестал мыться под предлогом, что война.
С а п о. Да, мама.

Едят.
С е н ь о р Т е п а н. А что, сын мой, много ты убил?
С а п о. Когда?
С е н ь о р Т е п а н. Ну, на днях.
С а п о. Где?
С е н ь о р Т е п а н. На этой войне.
С а п о. Немного. Я убил мало. Почти никого.
С е н ь о р Т е п а н. А кого ты убил больше, вражеских лошадей или солдат?
С а п о. Нет, лошадей нет. Нету лошадей.
С е н ь о р Т е п а н. А солдат?
С а п о. Наверное.
С е н ь о р Т е п а н. Наверное? Ты что, не уверен?
С а п о. Да, дело в том, что я стреляю не глядя. (Пауза.) В общем, я стреляю очень мало. И каждый раз, как стрельну, читаю «Отче наш» по убитому дяде.
С е н ь о р Т е п а н. Надо быть мужественнее. Как твой отец.
С е н ь о р а Т е п а н. Я поставлю пластинку. (Ставит пластинку.)

Трое, сидя на земле, слушают.
С е н ь о р Т е п а н. Вот это музыка.

Музыка продолжается. Появляется вражеский солдат Сепо. Он одет так же, как и Сапо, разница только в
цвете формы: Сепо — в зеленой, Сапо — в серой. Сепо с восторгом слушает музыку за спиной семьи Тепан.
Пластинка заканчивается. Встав, Сапо обнаруживает Сепо. Оба, полные страха, поднимают руки. Супруги
Тепан смотрят на них удивленно.
С е н ь о р Т е п а н. Что происходит?

Сапо колеблется. Наконец очень решительно целится в Сепо.
С а п о. Руки еверх!

Сепо поднимает руки еще выше.
(Не знает, что делать дальше. Вскоре подходит к Сепо, слегка хлопает его по плечу.) Бьюсь об заклад, не сбежишь!
С е н ь о р Т е п а н. Ладно, а теперь что?
С а п о. Ну сам видишь, теперь меня поощрят и произведут в капралы.
С е н ь о р Т е п а н. Свяжи его, чтобы не сбежал.
С а п о. А зачем его связывать?
С е н ь о р Т е п а н. А ты что, не знаешь, что пленных надо немедленно связывать?
С а п о. А как его связать?
С е н ь о р Т е п а н. Свяжи ему руки.
С е н ь о р а Т е п а н. Да. Это прежде всего. Надо связать ему руки. Я видела, всегда так делают.
С а п о (пленному). Будьте любезны, подержите руки вместе, я вас свяжу.
С е п о. Не пораньте меня.
С а п о. Нет.
С е п о. Ай, как больно!
С е н ь о р Т е п а н. Сынок, не будь ослом. Обращайся с пленным как следует.
С е н ь о р а Т е п а н. Я тебя этому учила? Сколько раз я повторяла, что нужно быть добрым к людям.
С а п о. Я не нарочно. (Сепо.) А так вам не больно?
С е п о. Нет, так — нет.
С е н ь о р Т е п а н. Скажите правду. Откровенно. Не стесняйтесь нашего присутствия. Если вам больно, скажите, и мы ослабим.
С е п о. Так хорошо.
С е н ь о р Т е п а н. Сынок, свяжи ему и ноги, чтобы не сбежал.
С а п о. И ноги тоже? Ну и дела…
С е н ь о р Т е п а н. А вы устав изучали?
С а п о. Да.
С е н ь о р Т е п а н. Так это все в уставе записано.
С а п о (очень вежливо к Сепо.) Будьте любезны, сядьте, пожалуйста, на землю, я собираюсь связать вам ноги.
С е п о. Только не причиняйте мне боль, как в первый раз.
С е н ь о р а Т е п а н. Ты добьешься того, что он тебя невзлюбит.
С а п о. Нет, все будет в порядке. Так не больно?
С е п о. Нет, теперь превосходно.
С а п о (загоревшись какой-то идеей). Папа, запечатлей, как я попираю поверженного пленного. Как тебе идея?
С е н ь о р Т е п а н. О да! Должно получиться здорово.
С е п о. Нет. Только не это.
С е н ь о р а Т е п а н. Ну соглашайтесь же. Не упрямьтесь.
С е п о. Нет. Я сказал, нет, значит — нет.
С е н ь о р а Т е п а н. Но для вас это пустяк, а мы бы поставили фотографию на буфет рядом с дипломом за спасение утопающих, который вручили моему мужу тринадцать лет назад…
С е п о. И не думайте, что вам удастся убедить меня.
С а п о. Но почему вы не хотите?
С е п о. У меня есть невеста, и если ей попадется эта фотография, она подумает, что я не умею воевать.
С а п о. А вы скажете, что это не вы, что нечто, лежащее на земле, это пантера.
С е н ь о р а Т е п а н. Ну, давайте соглашайтесь.
С е п о. Ладно, но только чтобы оказать вам любезность.
С а п о. Ложитесь совсем на землю.

Сепо растягивается на земле. Сапо ставит ногу ему на живот и с очень бравым видом сжимает винтовку.
С е н ь о р а Т е п а н. Выпяти грудь еще больше.
С а п о. Так?
С е н ь о р а Т е п а н. Да. Хорошо. Так. Не дышать.
С е н ь о р Т е п а н. Сделай более геройское выражение лица.
С а п о. А как выглядит геройское выражение лица?
С е н ь о р Т е п а н. Очень просто: сделай такое же лицо, как у мясника, когда он рассказывает о своих победах на любовном фронте.
С а п о. Такое?
С е н ь о р Т е п а н. Да, такое.
С е н ь о р а Т е п а н. Прежде всего надуй грудь и не дыши.
С е п о. Вы наконец закончите?
С е н ь о р а Т е п а н. Немного терпения. Раз, два, и… три.
С а п о. Должно быть, я очень хорошо получился.
С е н ь о р а Т е п а н. Да, у тебя очень воинственный вид.
С е н ь о р Т е п а н. Да, вышло очень хорошо.
С е н ь о р а Т е п а н (мужу). Мне тоже захотелось сфотографироваться с тобой.
С а п о. Ладно, если хотите, я могу щелкнуть.
С е н ь о р а Т е п а н. Ты дашь мне каску, чтобы я выглядела повоеннее?
С е п о. Хватит с меня фотографий. И одной предостаточно.
С а п о. Ну что вы такой? Какая вам разница?
С е п о. Никакой, я не согласен, чтобы меня еще фотографировали. Это мое последнее слово.
С е н ь о р Т е п а н (жене). Не настаивайте. Пленные такие ранимые. Если будем продолжать в том же духе, он расстроится и испортит нам праздник.
С а п о. Ладно, так что же с пленным делать?
С е н ь о р а Т е п а н. Можно пригласить его пообедать с нами. Как тебе кажется?
С е н ь о р Т е п а н. Не вижу в этом ничего неудобного.
С а п о (к Сепо). Ну как? Хотите пообедать с нами?
С е п о. Ну…
С е н ь о р а Т е п а н. Мы прихватили хорошее вино.
С е п о. Ну, если уж такое хорошее…
С е н ь о р а Т е п а н. Чувствуйте себя как дома. Если что нужно, просите.
С е п о. Ладно.
С е н ь о р Т е п а н. А что, вы много убили?
С е п о. Когда?
С е н ь о р Т е п а н. Ну, на днях.
С е п о. Где?
С е н ь о р Т е п а н. Да на этой самой войне.
С е п о. Немного. Я убил мало. Почти никого.
С е н ь о р Т е п а н. И кого вы убили больше, вражеских лошадей или солдат?
С е п о. Нет, лошадей нет. Нету лошадей.
С е н ь о р Т е п а н. А солдат?
С е п о. Наверно.
С е н ь о р Т е п а н. Наверно? Вы что же, не уверены?
С е п о. Да дело в том, что я стреляю не глядя. (Пауза.) В общем, я стреляю очень мало. И всякий раз, как стрельну, читаю «Аве Мария» по убитому дяде.
С е н ь о р Т е п а н. «Аве Мария»? А я думал — «Отче наш».
С е п о. Нет. Всегда «Аве Мария». (Пауза.) Это короче.
С е н ь о р Т е п а н. Смелее надо быть. Мужественнее.
С е н ь о р а Т е п а н. Если вы хотите, мы вас развяжем.
С е п о. Оставьте, это не имеет значения.
С е н ь о р Т е п а н. Не стоит нас стесняться. Если хотите, чтобы мы вас развязали, скажите.
С е н ь о р а Т е п а н. Устраивайтесь поудобнее.
С е п о. Ладно, раз так, развяжите меня. Но я соглашаюсь на это только ради вашего удовольствия.
С е н ь о р Т е п а н. Сынок, развяжи его.

Сапо развязывает Сепо ноги.
С е н ь о р а Т е п а н. Ну как, получше?
С е п о. Да, несомненно. Наверное, я вас сильно беспокою.
С е н ь о р Т е п а н. Никоим образом. Чувствуйте себя как дома. И если хотите, чтобы вам развязали руки, только скажите.
С е п о. Нет, руки не надо. Это уж слишком.
С е н ь о р Т е п а н. Что вы, совсем нет. Я же говорю, вы нас абсолютно не стесняете.
С е п о. Ладно… Тогда развяжите и руки. Но только чтобы поесть, хорошо? Потому что я не хочу, чтобы потом сказали, что дай мне палец, я всю руку откушу.
С е н ь о р Т е п а н. Детка, развяжи ему руки.
С е н ь о р а Т е п а н. Прекрасно, с таким симпатичным человеком, каким оказался сеньор пленный, мы неплохо проведем время.
С е п о. Не нужно ко мне обращаться «сеньор пленный», говорите просто «пленный».
С е н ь о р а Т е п а н. Это вас не будет задевать?
С е п о. Абсолютно.
С е н ь о р Т е п а н. Несомненно следует признать, что вы очень скромны.

Гул летящих самолетов.
С а п о. Самолеты. Наверняка будут нас бомбить.

Сапо и Сепо быстро укрываются за мешки с землей.
(Родителям.) В укрытие. На вас упадут бомбы.

Гул самолетов постепенно приближается. Тут же начинают падать бомбы. Они взрываются где-то рядом, но на сцену ни одна
не попадает. Стоит оглушительный грохот. Сапо и Сепо вжались между мешками. Сеньор Тепан спокойно беседует с супругой.
Она отвечает ему тоже очень спокойно. Диалог не слышен из-за бомбардировки. Сеньора Тепан направляется к одной из корзин
и достает зонт. Открывает его. Супруги укрываются под ним как от дождя. Стоят. Кажется, что они мерно покачиваются, переминаясь
с ноги на ногу, и ведут разговор о своих делах. Бомбардировка продолжается. Самолеты удаляются. Тишина. Сеньор Тепан вытягивает
из-под зонта руку, чтобы убедиться, что с неба ничего не падает.
С е н ь о р Т е п а н (жене). Уже можешь закрыть зонт.

Сеньора Тепан так и поступает. Оба приближаются к сыну и постукивают его зонтом по заду.
С е н ь о р Т е п а н. Можете вылезать. Бомбардировка закончилась.

Сапо и Сепо выходят из своего укрытия.
С а п о. С вами ничего не случилось?
С е н ь о р Т е п а н. А что ты хотел бы, чтобы случилось с твоим отцом? (С гордостью.) Бомбочки — это для меня…

С левой стороны сцены входят санитары с носилками.
П е р в ы й с а н и т а р. Убитые есть?
С а п о. Нет. Здесь нет.
П е р в ы й с а н и т а р. Вы уверены, что все хорошо осмотрели?
С а п о. Уверен.
П е р в ы й с а н и т а р. И что, ни единого убитого?
С а п о. Говорю же вам, нет.
П е р в ы й с а н и т а р. И даже ни одного раненого?
С а п о. Нет.
В т о р о й с а н и т а р. Значит, мы пропали! (К Сепо, убеждающим тоном.) Поищите хорошенько, вдруг найдется покойничек.
П е р в ы й с а н и т а р. Не упорствуй. Тебе же сказали, что нет.
В т о р о й с а н и т а р. Ну и дела!
С а п о. Я очень сожалею. Уверяю вас, что это я не нарочно.
В т о р о й с а н и т а р. Все так говорят. Что нет мертвых и что они не нарочно.
П е р в ы й с а н и т а р. Ну, пошли. Не надоедай кабальеро.
С е н ь о р Т е п а н (услужливо). Если мы можем вам помочь, то с удовольствием. Мы в вашем распоряжении.
В т о р о й с а н и т а р. Да, если так и дальше пойдет, увидишь, что скажет капитан.
С е н ь о р Т е п а н. Но в чем дело?
П е р в ы й с а н и т а р. Просто остальные уже руки пообрывали, таская трупы и раненых, а мы до сих пор без ничего. И ведь на месте не сидели.
С е н ь о р Т е п а н. Да, несомненно, это проблема. (К Сапо.) Ты уверен, что нет ни одного убитого?
С а п о. Конечно, уверен, папа.
С е н ь о р Т е п а н. Ты хорошо посмотрел под мешками?
С а п о. Да, папа.
С е н ь о р Т е п а н (очень расстроенный.) По-моему, ты просто не хочешь помочь этим сеньорам. Несмотря на то, что они такие приятные. И тебе не стыдно?
П е р в ы й с а н и т а р. Не надо так. Оставьте его. Будем надеяться, что все-таки нам повезет и в следующем окопе убитыми окажутся все.
С е н ь о р Т е п а н. Я был бы несказанно рад за вас.
С е н ь о р а Т е п а н. Да, это было бы восхитительно. Вы не представляете, как мне нравятся люди, любящие свою работу.
С е н ь о р Т е п а н (возмущенно всем). Так что? Мы сделаем что-нибудь для этих сеньоров или нет?
С а п о. Если бы дело было только во мне, все было бы уже сделано.
С е п о. И если только во мне — тоже.
С е н ь о р Т е п а н. Ну-ка, посмотрим, среди нас никто даже не ранен?
С а п о (пристыженно). Нет, я — нет.
С е н ь о р Т е п а н (к Сепо). А вы?
С е п о (пристыженно). Я тоже — нет. Никогда не имел счастья…
С е н ь о р а Т е п а н (довольная). А, вспомнила! Сегодня утром, когда я чистила лук, я порезала палец. Как вам это?
С е н ь о р Т е п а н. Прекрасно! (С энтузиазмом.) Они сейчас же тебя заберут.
П е р в ы й с а н и т а р. Нет. Дамы не в счет.
С е н ь о р Т е п а н. Но мы же все в одной ситуации.
П е р в ы й с а н и т а р. Не важно.
В т о р о й с а н и т а р. Посмотрим, может, в других окопах найдется что-нибудь утешительное.

Санитары собираются уходить.
С е н ь о р Т е п а н. Вы не беспокойтесь, если мы найдем мертвого, мы вам его сохраним. Будьте покойны, никому другому мы его не отдадим.
В т о р о й с а н и т а р. Большое спасибо, кабальеро.
С е н ь о р Т е п а н. Не за что, дружище. Еще не хватало…

Санитары, уходя, прощаются, и все четверо им отвечают. Санитары уходят.
С е н ь о р а Т е п а н. Как все-таки приятно выезжать по воскресеньям на природу. Всегда встретишь симпатичных людей. (Пауза.) А вы почему недруг?
С е п о. Я в этих делах не разбираюсь. Я очень плохо образован.
С е н ь о р а Т е п а н. Это с самого рождения или вы стали недругом позже?
С е п о. Не знаю. Говорю же вам, не знаю.
С е н ь о р Т е п а н. Тогда как же вы попали на войну?
С е п о. Однажды я сидел дома и чинил утюг моей матери, вдруг пришел какой-то сеньор и спросил: «Вы — Сепо?» — «Да.» — «Ну так вот, — сказали мне, — ты должен идти на войну». И я тогда его спросил: «А на какую войну?» А он сказал: «Какой же ты невежда, ты что, газет не читаешь?» Я ответил, что читаю, но не про войну…
С а п о. Точь-в-точь так же и со мной случилось.
С е н ь о р Т е п а н. Да, за тобой так же пришли.
С е н ь о р а Т е п а н. Нет, не так же, ты в тот день возился не с утюгом, а с машиной.
С е н ь о р Т е п а н. Да я про другое. (К Сепо.) Продолжайте. И что было потом?
С е п о. Я сказал ему, что у меня есть невеста, и если она не сможет ходить со мной в кино по воскресеньям, ей будет очень скучно. Он мне ответил насчет невесты, что это не имеет значения.
С а п о. Точь-в-точь как и со мной…
С е п о. Потом спустился мой отец и сказал, что я не могу идти на войну, потому что у меня нет лошади.
С а п о. То же и мой отец сказал.
С е п о. Но сеньор сказал, что лошадь не нужна, и я спросил, нельзя ли взять с собой невесту, и он ответил, что нет. Тогда я спросил, может быть, можно взять с собой мою тетю, чтобы она готовила по четвергам мои любимые взбитые сливки с сахаром.
С е н ь о р а Т е п а н (вспомнив что-то). Ой, да, сливки!
С е п о. И он опять не разрешил.
С а п о. Так же и со мной…
С е п о. И с тех пор я не вылезаю из этого окопа.
С е н ь о р а Т е п а н. Я думаю, раз уж сеньор пленный и вы находитесь так близко и вам так скучно, вы бы могли собираться по вечерам играть вместе.
С а п о. Ой, нет, мама. Он неприятель.
С е н ь о р Т е п а н. Ничего подобного, ты не бойся.
С а п о. Ты бы слышал, что нам рассказывал генерал о неприятелях.
С е н ь о р а Т е п а н. И что же он говорил?
С а п о. Ну, он сказал, что неприятели очень-очень-очень плохие. Он говорит, когда они захватывают пленных, то кладут им в башмаки камешки, чтобы при ходьбе они причиняли им боль.
С е н ь о р а Т е п а н. Какое варварство! Какие они жуткие!
С е н ь о р Т е п а н (к Сепо, возмущенно). И вам не стыдно принадлежать к этой армии преступников?
С е п о. Я ничего такого не совершал. Я никого не трогаю.
С е н ь о р а Т е п а н. Такой благовидный, а хотел обмануть нас…
С е н ь о р Т е п а н. Зря мы его развязали, зазевайся мы, он нам того и гляди камешков накидает.
С е п о. Не надо со мной так.
С е н ь о р Т е п а н. А как надо? Меня это возмущает. Вот что я сделаю: пойду к капитану и попрошу разрешения вступить в военные действия.
С а п о. Тебе не разрешат. Ты староват.
С е н ь о р Т е п а н. Тогда я куплю коня, шпагу и пойду воевать за свой счет.
С е н ь о р а Т е п а н. Очень хорошо. Будь я мужчиной, я поступила бы так же.
С е п о. Сеньора, не надо со мной так. К тому же должен вам сказать, что наш генерал говорил о вас то же самое.
С е н ь о р а Т е п а н. Как он мог так солгать?
С а п о. Совсем то же самое?
С е п о. В точности.
С е н ь о р Т е п а н. А с вами, случайно, не один и тот же разговаривал?
С е н ь о р а Т е п а н. Ну, если один и тот же, мог бы, по крайней мере, хоть пластинку сменить. Не очень-то остроумно всем рассказывать одно и то же.
С е н ь о р Т е п а н (к Сепо, другим тоном). Еще стаканчик?
С е н ь о р а Т е п а н. Надеюсь, наш завтрак вам понравился?..
С е н ь о р Т е п а н. По крайней мере, он удался лучше, чем в прошлое воскресенье.
С е п о. А что случилось?
С е н ь о р Т е п а н. Мы выбрались за город, разложили еду на одеяле, а когда отвернулись, пришла корова и все съела. Даже салфетки.
С е п о. Какая бесстыжая корова!
С е н ь о р Т е п а н. Да, но потом, чтобы расквитаться, мы съели корову.

Смеются.
С а п о (к Сепо). Ну, голод-то они, конечно, утолили…
С е н ь о р Т е п а н. За наше здоровье!

Пьют.
С е н ь о р а Т е п а н (к Сепо). А чем вы развлекаетесь в окопах?
С е п о. Я, чтобы развлечься, делаю тряпочные цветы. Мне очень скучно.
С е н ь о р а Т е п а н. А что вы делаете с цветами?
С е п о. Раньше я посылал их своей невесте. Но однажды она сказала, что заполнила уже оранжерею и погреб тряпочными цветами и, если мне не трудно, не могу ли я посылать что-нибудь другое, потому что она уже не знает, куда девать столько цветов.
С е н ь о р а Т е п а н. И как же вы поступили?
С е п о. Попытался научиться чему-нибудь другому, но не смог. Так и продолжаю делать тряпочные цветы, чтобы убить время.
С е н ь о р а Т е п а н. И вы их выбрасываете?
С е п о. Нет. Сейчас я нашел им хорошее применение: я подношу по цветку каждому погибшему. Так что уж теперь, сколько бы я их ни сделал, лишних не окажется.
С е н ь о р а Т е п а н. Вы нашли очень хороший выход.
С е п о (робко). Да.
С а п о. А я развлекаюсь тем, что вяжу свитера.
С е н ь о р а Т е п а н. Послушайте, а что, все солдаты скучают так же?
С е п о. Это зависит от того, чем они развлекаются.
С а п о. На моей стороне происходит то же самое.
С е н ь о р Т е п а н. Ну, тогда мы можем сделать одну вещь: остановить войну.
С е п о. А как?
С е н ь о р Т е п а н. Очень просто. Ты говоришь всем солдатам нашей армии, что солдаты противника не хотят воевать, и вы говорите то же самое вашим друзьям. И все вернутся домой.
С а п о. Великолепно.
С е н ь о р а Т е п а н (к Сепо). Так вы сможете починить наконец электроутюг.
С а п о. Как это нам раньше в голову не пришла такая превосходная мысль покончить с этой военной заварухой?
С е н ь о р а Т е п а н. Такие мысли могут прийти в голову только твоему отцу. Не забывай, что он энциклопедист и филателист.
С е п о. Да, но если мы остановим войну, что будет с генералами и капралами?
С е н ь о р а Т е п а н. Мы дадим им доспехи, чтобы они успокоились.
С е п о. Очень хорошая мысль.
С е н ь о р Т е п а н. Видишь, как все просто? Вот все и улажено.
С е п о. У нас все прекрасно получится.
С а п о. Как довольны будут мои друзья.
С е н ь о р а Т е п а н. Не станцевать ли нам в честь этого старинный пасадобль?
С е п о. Очень хорошо.
С а п о. Да, поставь пластинку, мама.

Сеньора Тепан ставит пластинку. Все ждут. Ничего не слышно.
С е н ь о р Т е п а н. Ничего не слышно.
С е н ь о р а Т е п а н (идет к граммофону). А! Я перепутала. Вместо пластинки я поставила берет. (Ставит пластинку, звучит пасадобль).

Все танцуют, переполненные радостью. Сапо с Сепо и сеньора Тепан со своим мужем. Звонит полевой телефон. Никто из четверых не слышит. Очень оживленные, они продолжают танцевать. Телефон звонит опять. Танец продолжается. Вновь начинается бой с грохотом бомбардировки, выстрелами, пулеметными очередями. Они продолжают весело танцевать, несмотря ни на что. Пулеметная очередь подкашивает всех четверых. Они падают замертво. Пуля задела и граммофон: пластинку заело, но она играет до конца пьесы. Слева входят санитары. У них с собой пустые носилки. Тут же падает занавес.

About Mimos Finn

Mimos Finn is invisible
This entry was posted in დრამატურგია and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s