Михо Мосулишвили: Танец с мертвецами


Mikho Mosulishvili

Мосулишвили Михо Анзорович: “Танец с мертвецами”.

Журнал “Самиздат”

© Copyright Мосулишвили Михо Анзорович
Обновлено: 18/12/2006. 128k.

Пьеса; сценарий: Драматургия

Михо Мосулишвили

Танец с мертвецами

(Комический триллер в двух действиях, шестнадцати картинах)

Перевод с грузинского Майи Бирюковой

Действующие лица

ДЭВИ – муж, поигрывает гантелями.
БОА – жена, постукивает пуантами.
ТАТУ – другой муж, щелкает четками.
ЛИЛИ – другая жена, позванивает бусами.
ХОЗЯИН – генерал от некоего силового ведомства, двигается бесшумно.

На протяжении всего спектакля из-за гор неподалеку от места действия раздаются звуки военной операции: взрывы, гул истребителей, стрекот автоматов и пулеметов. Персонажи, однако, на них не реагируют — это их привычный быт.

Действие первое

Картина 1 — Отрезок шоссе перед отелем

Журчание горной речки заглушается удаляющимся гулом вертолета.

ХОЗЯИН (чиркает спичкой, закуривает сигару). Не вздумайте намекать, что это подарок Усамы Бин-Ладена. Как давеча с трубкой. Вздор! Это экстраклассная сигара из Швейцарии…

Пауза. Хозяин с непонятным звучком включает подслушивающий аппарат. Тем вреMANем появляются ЛИЛИ И ДЭВИ, и он украдкой подслушивает их диалог.

ЛИЛИ (при каждом движении позвякивает серебрянными бусами на протяжении всего действия). Hi!
ДЭВИ. Что? (Вытягивает гантели с характерным стуком, повторяющимся на протяжении всего действия). Я с самого начала говорил, Лили, что этот участок покупать не стоило. Не стоило!
ЛИЛИ. Но почему, Дэви?! Погляди, какой великолепный вид! Какая величественная бездна! Колорит… Композиция!.. Сочетанье цветов!! Словом, полный набор. Остается только изображать. Наносить мазки…
ДЭВИ. Как с этим не согласиться… и вид, и колорит, и композиция с Военно-Груздинской дорогой. И все же не нужно было его покупать. Покорнейше прошу извинить меня, но… покупать его не следовало! Это была твоя идея, твоя и его… твоего четвертого мужа!
ЛИЛИ. Ты это о моем Тату?!. О-о! Известно ли тебе, что на среднем пальце его руки вытатуирован туз бубен?! А на спине нагая девица с извивающейся на ней змеей?! И когда он движется, скажем, бежит, она несется чуть не быстрее его!
ДЭВИ. Ну! Не оставаться же ей с тобой! Да и на что она тебе… со змеей? М-м, скажи, дэвица красивая?!
ЛИЛИ. Очень! И не вынуждай меня напоминать, что мой Тату прикуривает прямо от раскаленного от стрельбы ствола автомата и при надобности палит из пистолета в кармане.
ДЭВИ. Нет-нет! Это лишнее! К чему мне напоминание! Но! Я и тогда говорил, и сейчас повторяю: местечко очень недурно, однако…
ЛИЛИ. Стало быть, нам следовало послушать тебя и твою жену-гангстершу и открыт в старом городе серную сауну?
ДЭВИ. Между прочим, моя жена прямо в центре Вены, родины вальсов, прикончила убийцу своего брата! Да-да! А ведь этот бедняга, блин, тоже прикуривал от автомата и очень метко стрелял на бегу из кармана. Вот только насчет татуировки не знаю… Не успел! Очень уж быстро вкопали его в кишащую червями землю…
ЛИЛИ. Так бы нас и пустили с этой сауной в старый город! Нашлись тоже, Гвидо д’Ареццо!
ДЭВИ. Гвидо, не Гвидо, но я вам не кто-нибудь, а действительный член Всешотландской федерации гольфа и генеральный консультант нашей местной ассоциации.
ЛИЛИ. Нет, я просто сдуру веду стобой эту перепальку! Ничего путного от нее не дождешься…
ДЭВИ. Ну, разошлем в таком случае объявления. В газеты, в бегущую строку. Может, кто купит…
ЛИЛИ. Уж сколько их дали! И что же?! Являлись какие-то типы с размалеванными женами и толстенными тещами, выдували весь наш кофе и делали ручкой!
ДЭВИ. Как же быть? Признать, что опростоволосились?
ХОЗЯИН. Пардон, сработала моя подслушивающая аппаратура!

Пауза. Хозяин странным щелчком выключает аппарат. ЛИЛИ И ДЭВИ уходят.

ХОЗЯИН. Любопытно, однако, что бы об этом сказал Ричард, владелец Глостера?! (Усмехается.) Эта история случилась в некой высокогорной стране… Примерно когда туда завезли немецкие презервативы “Сико”. И тамошние подозрительные производители мгновенно сфальсифицировали их из подозрительного материала и выбросили в продажу. Но поскольку Сико у нас порядком распространенное имя лиц мужского пола, то некий упоминающийся по ходу разыгрываемой сейчас нами пьесы тип, по имени Сико-Торпедо, подал в международный Страсбургский суд жалобу по поводу нарушения его авторских прав, — хотя многие советовали ему обратиться не туда, а прямиком в Лондонский арбитражный, — и, как уверяет нас, выиграл процесс и разбогател. И в самом деле, не меня же он обчистил и не на мне нажился! Но я с ним еще разберусь. Разберусь! Прошу прощения, сигара погасла! (Чиркает спичкой.) Сигара — экстра-класс, но здесь, в горах, сыро, и, видимо… Ну, так вот, я вам давеча намекнул, что мы обретаемся в горах.

Издали слышытся грохот взрывов, за которым вновь следует неопределенный щелчок Хозяин прислушивается и улавливает диалог лежащих рядышком ТАТУ и БОА.

ТАТУ (на протяжении всего действия слышится щелканье четок, которые он непрерывно перебырает). Боа! Как ты думаешь, не потешаются ли наши половины над нами и не предаются ли тоже любви?
БОА (вскакивает с постели, накидывает на себя простыню, надевает пуанты. Их стук по полу сопровождает все действие). С купленными нами “Сико”?! Но где, Тату, бедному Дэви справиться с двумя женщинами?!
ТАТУ (тоже привстает в постели и принимается одеваться). Не выпалить ли в него из кармана, MAN?!
БОА. Погоди-погоди! Что ты на себя натягиваешь? Они же от моего бикини?!
ХОЗЯИН. О-о, виноват… Сию минуточку выключу!..

Пауза. Снова слышится щелчок. ТАТУ и БОА уходят.

ХОЗЯИН. Тут, недалеко от горно-лыжного курорта, стоит отель “Dream-Land of Mountains”, в который мы с вами сейчас проследуем.

На сцене появляется гольф-бар.
ХОЗЯИН. Ну, вот! Пришли… Мы находимся в оригинальном баре отеля. Над этим камином с черным зевом развешан, видите, набор гольфовых клюшек под названиями: “Драйвер”, “Брасс”, “Клик”, “Мидайрон”, “Мешь”, “Ниблик” и “Путтер”(Усмехается.) Не хватает только “Питчинг-вэдж” и “Сэнд-вэдж”… И знаете, в чем оригинальность этого бара? Все предметы здесь — полки, прилавки, вертящиеся скамьи, белый рояль, камин, лестница — снабжены гольф-символикой, а в центре устроена микро-гольф площадка с лунками. В чем еще оригинальность? На стенах порядком живописных полотен. Еще?! Ах, да! У камина стоит мольберт с прикрытой белой накидкой картиной. Вот только полки в баре сейчас, увы, все до единой пусты. (Сыишится шум шагов.) Погодите, кажется, кто-то идет, и мне придется, чтоб не нарушить жанра пьесы, поскорей уносить ноги. Впрочем, не огорчайтесь, мы еще встретимся (Быстрым шагом уходит.)

Картина 2 — Чай с морковью

На сцену неторопливым шагом выходит Дэви, с грохотом отодвигает стул, опускается на него, со звоном мешает в чашке чай и что-то с хрустом откусывает. Лили лежит у мольберта.

ЛИЛИ. О-ох!.. О-о!..
ДЭВИ. Что?! Что случилось?.. (Перестает хрустеть морковью, поднимается, никого не обнаруживает, снова садится, опять со звонком мешает чай в чашке и принимается за морковь.) Ужасно чешется спина. Ой! (Ежится, ерзает, подскакивает, приближается к развешанному над камином набору.) Что же выбрать? Остановлюсь-ка на “Путтере”. Он короче других! (Берет короткую клюшку, с помощью которой чешет спину.)
ЛИЛИ. (приподнимается, видит Дэви). Что ты делаешь?
ДЭВИ. Я? Ничего! Точней, пью чай с морковочкой! (Откусывает морковь).
ЛИЛИ. Стыдись!
ДЭВИ. Чего? Морковочки? В ней ведь целый воз витаминов!
ЛИЛИ. Я, слабое и нежное создание, упала от страха без чувств, не в силах подняться, валяюсь тут, а ты и думать не думаешь помочь мне и преспокойно ужинаешь! Тоже мне, джентльмен!
ДЭВИ (вскакивает и поднимает ее). Я думал, ты просто прилегла. А вот и твоя кисть!
ЛИЛИ. Посади меня, будь добр, за стол!
ДЭВИ. Как? Поднять на руки?
ЛИЛИ. Истинный джентльмен никогда бы не задал такого вопроса…
ДЭВИ. Ах, да! (Кряхтя поднимает ее, подтаскивает к столу и усаживает.) Ну, вот! А вот и твой беретик! (Подает ей.)
ЛИЛИ. Спасибо! У тебя вроде свербело в спине?
ДЭВИ. Нет-нет. Ничуть!
ЛИЛИ. А чего ты водил по ней каминною кочергою?
ДЭВИ. (с обидой). Это не кочерга. Это клюшка для гольфа! Видишь, над камином написано: “Путтер”!
ЛИЛИ. А мне, глядя на тебя, кажется, что это чесалка!
ДЭВИ. Я прибег к одному из приемов гольфа…
ЛИЛИ. Ах, вот оно что! Одолжи и мне, я попробую!
ДЭВИ. Изволь! Ты любишь гольф?
ЛИЛИ (почесывает клюшкой спину). У-у, очень! Оч-чень!
ДЭВИ. Я ведь подарил тебе целый комплект с бэгом — сумкой для клюшек. Где он?
ЛИЛИ. Кажется, Тату гоняет этими дубинами мышей.
ДЭВИ. Не дубинами, а клюшками! Клюш-ка-ми!
ЛИЛИ. Ну, ладно! Здесь так много крыс!
ДЭВИ. Я, признаться, не видел!
ЛИЛИ. Видеть и я не видела. Но вот там, позади рояля, они прогрызли норки.
ДЭВИ. Что ты, ей-Богу! Это не норки, а лунки!
ЛИЛИ. Что-о?
ДЭВИ. Лунки. Лун-ки! Для забрасывания гольф-мячей.
ЛИЛИ. Ничего, что я заливаю их кипятком из чайника?
ДЭВИ (с беспокойством). Как это ничего? Зачем ты это делаешь?
ЛИЛИ. Как зачем? Чтоб мышей истреблять.
ДЭВИ (ошарашенный). А я-то удивляюсь…
ЛИЛИ. Чему же ты удивляешься?
ДЭВИ. Ты что же, не видела, как я с трудом вытягиваю по утрам эту воду клизмой?
ЛИЛИ. Чудесное зрелище!
ДЭВИ. Что тут делать мышам? За чем им являться? За чаем или морковью?
ЛИЛИ. Нет! За сахаром. Вот за чем!
ДЭВИ. Весь оставшийся у нас сахар вон там, в железной коробке, и, пожалуйста, не порть мне эту прекрасную гольф-площадку.
ЛИЛИ. Гольф-площадку, куда там!
ДЭВИ. Что значит куда там? Ты не знаешь, что скоро я открою здесь шикарный гольф-клуб?
ЛИЛИ. Откроешь, не откроешь, а все эти столики ждут-не дождутся клиентов…
ДЭВИ. Это же великолепное место! Три номера — первый, пятый и седьмой — выходят на ущелье реки, пять номеров — смотрят на грандиозные вершины Кавказа… Вот разве что не удастся оборудовать натуральную гольф-плошадку, из-за этой коварной изMANницы пропасти… Надо же было ей разверзнуться именно здесь?..
ЛИЛИ. Прошу прощения от имени пропасти, но уйти ей отсюда не светит. Так что сам ищи лучшее место!
ДЭВИ. Протяни мне, пожалуйста, “Путтер” почесать спину! (Скребет). Что ты уставилась? У меня аллергия. Вот и все! На ос… Укусит разок, и, пожалуйста, сыпь по всему телу!
ЛИЛИ. Отдай мне “Путтер” (Скребет сам.) Чего уставился? У меня тоже аллергия!
ДЭВИ. Только на ос? Или на пчел тоже?
ЛИЛИ. И на ос, и на пчел…

Картина 3 — Урок гольфа

ДЭВИ (с хрустом доедает морковку). Знаешь, с кем я сейчас говорил? С моей бабкой Пашей. Я называю ее пашой.
ЛИЛИ (тоже лакомится морковко). Ради Бога, не напоминай! Мне и так не по себе. Внутри будто океан разбушевался…

Пауза.

ДЭВИ. Если б не эта чертова пропасть, площадка была бы во! Самому Шекспиру пришлась бы по вкусу…
ЛИЛИ. Да, но он уже играет на небе…
ДЭВИ. Да уж, гольф добрался даже до Луны! В феврале 1971 года Алан Шеппард, капитан космического корабля “Аполлон-14”, сделал два удара по двум мячам… Вот! А с неба до этих гор всего-то один шажок…
ЛИЛИ. Эх-эх!
ДЭВИ. Ну, легче тебе? Или океан все бушует?
ЛИЛИ. Не совсем уже вроде океан, но река наша горная наверняка там журчит!
ДЭВИ. Сейчас я покажу тебе прием гольфа, и ты мигом успокоишься, как гладь прозрачного горного озера! (Убегает и скоро возвращается.) Вот гуттаперчевый мяч! Поставим его сюда. Видишь?
ЛИЛИ. Вижу!
ДЭВИ. Ну, сноровка какая-то в общем нужна… Перед самым ударом надо выкрикнуть: “Вау!”
ЛИЛИ. Вау? Зачем?
ДЭВИ. Так нужно! А сразу после: “Хай!” И знаешь, для чего нужны эти выкрики? Для коррекции ударов! Я тебе потом одолжу мое трехтомное исследование по этому вопросу. Зачитаешься!
ЛИЛИ. Трех-томно-ое? А если коротко?
ДЭВИ. С происхождением игры в гольф связана легенда о том, как обыкновенный пастух, бродя по прибрежным дюнам, от нечего делать ударил палкой по круглому камню и случайно закатил его в кроличью нору. Потом к нему присоединились друзья, которым понравилась новая забава. Позже камни были заменены гуттаперчевыми мячами, кроличьи норы — лунками, а вместо палок приспособили клюшки…
ЛИЛИ. А еще короче?
ДЭВИ. Что ж, можно и короче… Вот, представь: перед твоим взором зеленый луг с пригорками, кое-где кустами, даже деревьями… и хрустальное озерцо, по которому скользят лебеди… Представила?
ЛИЛИ. Да! Как красиво…
ДЭВИ. А за озером расставлены прутья для указания лунок, в которые загоняется мяч. Так вот, вливать в эти лунки кипяток совершенно недопустимо. Они предназначены для мяча, который посылают в них ударом…В гольфе, да и вообще, в жизни, все решает удар!
ЛИЛИ. Так за чем дело стало? Дай-ка мне “Путтер”! (Взмахивает клюшкой –мяч остается на месте. )
ДЭВИ. Вот видишь, промахнулась!
ЛИЛИ. Надо было выкрикнуть “Хай”?! Да?!
ДЭВИ. Сначала “Вау”, а уж потом “Хай”!
ЛИЛИ. “Вау” и “Хай”! “Вау” и “Хай”! (Ударяет клюшкой –мяч опять на месте ). Нет, не выходит! Не могу!
ДЭВИ. Ладно! Погоди, я растворю окно, и попробуем вместе… (В раскрытое окно врывается журчанье горной реки.)
ЛИЛИ. “Вау” и “Хай”! “Вау” и “Хай”…
ДЭВИ. Нет! Нет… не так! Погоди! Дай-ка примеримся… я возьмусь за “Путтер” и второю рукой…
ЛИЛИ. Берись! Но меня не отталкивай! У-у-ух!
ДЭВИ. Вот та-ак… и к черту все океаны с морями! Вот так…прицелились… Еще… еще немножко…
ЛИЛИ. И сколько же времени ты собираешься целиться?
ДЭВИ. Свободней… свободнее! Снять напряжение!.. А то ничего не получится… Вот та-ак! (С журчаньем реки сливается жужжание ос.)
ЛИЛИ (визжит). Боже мой, осы, осы! Ай! Ай! Ай!
ДЭВИ. На чай пожаловали! (Слышится назойливое жужжание ос, которых клюшкой отгоняют Лили и стояшии позади нее Дэви.) “Вау” и “Хай”! “Вау” и “Хай”! Лили, куда ты лезешь?
ЛИЛИ Под твой пиджак!
ДЭВИ. Но тогда…Да брось ты! Вылезай! О-ох! (Замечает, как в гольф-бар входят Боа и Тату.) Но… меня не притесняй, Слышишь? Я верен своей Боа! И всегда буду верен!

Картина 4 — Чемодан без ангела в гольф-баре

ЛИЛИ. Ой! Ой! Ой! Они искусают меня!
ДЭВИ. И меня!
ТАТУ. Придется тут кого-то прикончить, или это, MAN, другой вариант?
БОА. Погоди! Видишь, здесь чай. Вылью его за окно! (Выливает чай, жужжание прекращается.) Вот осы и разлетелись! (Затворяет окно. Журчание реки замирает вдали.)
ЛИЛИ. Что ты делаешь, Боа? При нашей бедности еще и чай выливаешь?
БОА. Ну, а что же при нашей бедности можно? К чужим мужьям приставать? На вот… Все эти чашки надобно перемыть.
ЛИЛИ. Во-первых… возми у меня, Дэви, эти чашки…
ДЭВИ. Ну, давай!
ЛИЛИ. А во-вторых, кто к ним пристает? Кто? Я у тебя спрашиваю, змея ядовитая!
БОА. Как кто? Я! Четырех мужей мне оказалось мало, и вот теперь ловлю пятого!
ЛИЛИ. Как? Целых четыре, и ты до сих пор молчала?
ДЭВИ. Пойду-ка перемою чашки!
БОА. Стой! Куда ты? Хочешь улизнуть? Да?!
ДЭВИ. Перестань, Боа! Я только учил ее играть в гольф! Но ты же сама видела, налетели осы. А у меня аллергия, и на них, и на пчел.
ТАТУ. Чтоб я не слышал больше о таком обучении, MAN, не то… Не то…
ЛИЛИ. Ну и балаболка ты, Боа! Я вижу, четыре твоих мужа просто-напросто шуточка? Потешаешься надо мной? Да?! Ну, так и я от тебя не отстану!
БОА. Валяй!
ЛИЛИ. Я… Ты… ты знаешь, что… и у меня аллергия, и он учил меня играть в гольф! Вообще-то, твой муженек… тоже мне, Гвидо д’Ареццо!..
БОА. Это надо мной никто так безжалостно не потешался! Да еще те, у кого аллергия на латекс, на тот самый латекс, из которого штампуют презервативы.
ЛИЛИ. Но при чем тут этот латекс? При чем?!
БОА. А если я скажу: испугалась мышонка и полезла на твоего мужа! Тебе понравится?
ЛИЛИ. Нет! Но я на твоего мужа не… Нет-нет! Не могу произнести это слово…
БОА. Знаешь, что я тебе скажу?
ЛИЛИ. Что?
БОА. Ты Колу знаешь?
ЛИЛИ. Какого Колу?
БОА. Так вот возьми и прыгни на Колу!
ТАТУ. Ну, ладно! Что было, то было! Кончай, MAN, давай!
ЛИЛИ. Если ты воображаешь, что это забавно и остроумно, то знай, моя милая, что мне на дух не нужен этот твой спидоносец Кола! Дегенерат! Понятно? Тату!
ТАТУ. Да, MAN! Что такое?
ЛИЛИ. Почему мне в твоем присутствии наносят такие страшные оскорбления? Ты знаешь, что я все глаза проглядела, ожидая тебя? Знаешь, что все это время не ела ничего, кроме натертой моркови и чая? Что мы будем есть хотя бы сейчас? Что ты привез мне? Знаешь, что сюда являлось омерзительное существо с махагоновыми пятнами, и я испугалась!
ТАТУ. Но ведь здесь, с тобой был Дэви?!
ЛИЛИ. Он только и знал, что говорил со своей бабкой Пашей! А омерзительное существо было похоже на гигантскую жабу! И беспрерывно жужжало, как миксер.
ДЭВИ. Пойду-ка я, и как следует вымою чашки!
БОА. Погоди. Тебе что, уже мерещится покойная Паша?
ДЭВИ. Нет! Я ее видел во сне… запустил ей в калоши лягушек за то, что она обыграла MANя в трех партиях в гольф!..
ТАТУ. Что за миксер? Что за калоши?.. Я ничего, MAN, не понимаю!
ЛИЛИ. Чего ты не понимаешь? Это что? Тоже мудреный Гвидо д’Ареццо? До-ре-ми-фа-соль-ля-си?! Я тебе официально сообщила, что нас посетила некая личность, похожая на огромную жабу, усеянную махагоновыми пятнами… Как еще объяснить? А если так: типа нашего давнего ротвейлера, с базисным черным окрасом, махагоновыми пятнами и сильным сходством со старой жабой… которого съели рабочие-корейцы. Теперь понятно?
ТАТУ. То есть, если с нашего ротвейлера снести голову и вместо нее увенчать его коллосальной жабой? Такой тип, MAN? Да?
БОА. И кем он отрекомендовался?
ДЭВИ. Я не знаю. В этот момент Паша выигривала у меня во сне третью партию в гольф. Я ведь принял тогда порядком тазепама и сдобрил его супрастином.
БОА Прохиндей, видно, какой-то. Тот самый…
ТАТУ. Черт меня побери, если это не Сико-Торпедо! По всему видно, он. Да к тому же еще на жабу косит! И что же ему было нужно, Лили?
ЛИЛИ. Я ничего не слышала, потому что углубилась в свою картину и меня одолевали потрясающие видения. Кошмарные до того, что во мне и сейчас бушует океан! (Вскрикивает .) А-а!
БОА. Искаженное табакокурением сопрано!
ТАТУ. Кто этот, MAN, Сопрано?
БОА. Никто! Просто вспомнилась моя старая профессия. Я ведь была балериной.
ЛИЛИ. Ну, конечно, сопрано!.. Во всем виновата моя матушка, не то бы я уже пела в Ла-Скала. А она и слышать не желала о консерватории. Никакой, уверяла, музыки не существует, есть только великий и малый шум… Нет, конечно, я совсем недурной художник, но была бы куда лучшим драматическим сопрано. И большое дело, если тут некоторые в доисторическом прошлом отплясывали хабанеру? Тоже мне, Нино Ананиашвили! (Пауза.) Ах, да! Так вот, я вскрикнула и упала без чувств.
ТАТУ. Ну, и что же в конце концов, MAN, сказал Сико-Торпедо?
ЛИЛИ. Я не разобрала, что-то жужжал, как миксер.
БОА. Ты ведь вроде великолепное сопрано, и со своим слухом не разобрала слов сквозь жужжание?
ЛИЛИ. Конечно, великолепное! Назло злым и завистливым!
ТАТУ. Ну, так что же, что он сказал, MAN?
ЛИЛИ. Что сказал?.. Купите мне, если скажу, биг-мак и кока-колу?!
БОА. Да-да, купим!
ЛИЛИ. Он сказал… А к биг-маку еще и кетчуп!
БОА. Вот употребляет нас, Господи! Прямо-таки шантажирует!
ЛИЛИ. Ты знаешь пьянчужку Колу, который работает на автостоянке?
БОА. Ладно, и Колу ублажу, и еще троих, только скажи!
ЛИЛИ. Вот! Все слышали? И Колу, и еще троих. Получается четыре.
ТАТУ (Кричит.) Что же сказал этот Сико-Торпедо?
ЛИЛИ. Что? Что принес нам два лимона.
ДЭВИ. И на что нам лимоны? Хоть апельсинов бы прихватил. Все-таки сладкие… еда как-никак.
БОА Ну, и где эти лимоны?
ЛИЛИ. В буром чемодане.
ТАТУ. А где этот чемодан, котеночек?
ЛИЛИ. Я не котеночек!
ДЭВИ. Принес бы уж в целлофановом пакете. А то выдумал – чемодан!
БОА. Но где этот чемодан?
ЛИЛИ. Я выкинула его на дорогу.
БОА (К Тату.) Так это мы его, стало быть, давеча подобрали?
ТАТУ. Пойдем, MAN!

Тату и Боа выходят.

ЛИЛИ. Куда они пошли? За биг-маком, кетчупом и кока-колой для меня?
ДЭВИ. Ты такой, ты такой художник, что я и сам бы рванул за ними!
ЛИЛИ. Правда, рванул? И принес бы?
ДЭВИ. Непременно принесу, но позже.
ЛИЛИ. Если бы ты видел новую картину, то помчался бы за ними сейчас же!
ДЭВИ. Эх! Если… Если бы не эта пропасть, оборудовал бы я здесь лучшую в мире высокогорную площадку для гольфа!
ЛИЛИ. Возможно… если сию минуту здесь вдруг появится ангел с чемоданом, полным денег!

Входят Тату и Боа.

ТАТУ. Ты об этом чемодане говорила, котеночек?
ЛИЛИ. Я не котеночек, но… тоже мне ангел с чемоданом…
БОА. Ты говорила об этом?..
ЛИЛИ. Да, об этом!
ДЭВИ. Ну, нечто этакое, эээ… своеобразное надобно и для того, и для этого… и вообще…

Картина 5 — У новой картины Лили

ЛИЛИ. Ты все ворчишь, ворчишь, но место это просто восхитительно. Погляди, как при заходе солнца играют цвета, как лучи золотят эти, ну, как их, ну, вот, что выпрастываются из глубины, страшные такие… высокие… Тональность — просто мечта для любого художника…
ДЭВИ. Но если мяч ударится об эти самые…стройные, выпрастывающиеся… удержится он или полетит в глубину?..
ЛИЛИ. Про мяч не скажу, но там такие впадины, извивы. Все так переплетается, сочетается…
ДЭВИ. И мяч может застрять?
ЛИЛИ. Не знаю… но лощины обросли такой чудной травкой, в глубине гнездятся птицы. Видишь?.. Сильные, когтистые, с изогнутыми клювами, как те, что похитили щенков нашего давнего ротвейлера.
ДЭВИ. Стало быть, это были орлы, и о гольфе не может быть даже речи!
ЛИЛИ. Ну, гольф гольфом, но любишь ли ты музыку?
ДЭВИ. О, да! Только в этом вопросе и ошиблась твоя матушка.
ЛИЛИ. И река здесь звучит, как соната Моцарта… Слышишь? Нет, не соната, а фуга… фуга Баха. Орган…
ДЭВИ. Если бы я слушал орган, моя бабка Паша ни за что бы не выиграла у меня три партии!
ЛИЛИ. Какое это ощущение, знаешь? Упоительное. Непередаваемое! Фантастическое, как медовый месяц!
ДЭВИ. Все твои четыре медовых месяца?
ЛИЛИ. Да! Да! Да! Прямо в ближней полосе обозрения – бездна, из-за спины доносится журчанье реки, а вверху парят огромные птицы… и какие цвета… какие созвучия! Все четыре и даже больше медовых месяцев!.. (Слышится музыка.) Прелюдия к любви, когда только тянешься к ласкам любимого человека…
ДЭВИ. Да… чудесно.
ЛИЛИ. Ты возбужден… Хнычешь, как ребенок: ой-ой-ой! Дрожишь, как осенний лист.
ДЭВИ. Да! Непрерывно вибрирую, и по мышцам пробегают блаженные спазмы…
ЛИЛИ. Не спазмы, а приятный зуд… сладкий, как мед… Очень острый!
ДЭВИ. Я бы сказал, острейший!
ЛИЛИ. Да, острейшее ощущение! Не перебивай меня… Это Гвидо д’Ареццо. (Напевает.) До-ре-ми-фа-соль-ля-си! Сладость блаженства достигает зенита. Пробегает! Пролетает, не останавливаясь. Крещендо! (Снова напевает.) До-ре-ми-фа-соль-ля-си! Вот, вот оно!..
ДЭВИ. И что?!
ЛИЛИ. Взмываем на вершину любви… Достигаем пика… Это сфорцандо — неожиданный удар по какому-то звуку… О-о-о, какой сфорцандо! О-о…
ДЭВИ. Да! Да! Да!
ЛИЛИ. Потом становится легко, очень легко! Взмываешь и соскальзываешь… соскальзываешь и взмываешь! Снова и снова!
ДЭВИ. Куда? Куда взмываешь?
ЛИЛИ. На вершину! На ту вершину!
ДЭВИ. Сфорцандо? Сфорцандо!
ЛИЛИ. Это такое ощущение, такое… С ним не сравнятся ни алкогольная, ни наркотическая эйфория…
ДЭВИ. Да!
ЛИЛИ. Фантастическое переплетение! Венок всех мажоров и всех миноров, с их диэзами и бемолями… Весь квинт-круг!
ДЭВИ. Ладно тебе с этими квинтами! Вспомни, как неподражаем Боб Марли, когда поет о солдате из Буффало… и еще Фаф Дэд… Хочешь, запустим наш магнитофон?
ЛИЛИ. Короче… я нанесла последний мазок!
ДЭВИ. Да-а?
ЛИЛИ. Да! Я изобразила ее, эту бездну, и принесла домой. А ты что, думал, я не сумею кончить?
ДЭВИ. Н-ну… так сказать, нужно еще что-то сверх… что-то этакое, но опыт все же берет свое… (Понизив голос.) Ты полагаешь, что четверых мужей, включая Тату, все-таки маловато? Может, и впрямь?
ЛИЛИ. Так вот, сегодня я сдернула с картины покров, думала кое-что подправить, и тут является эта жаба с махагоновыми пятнами, что-то долго квакает мне про два лимона и абсолютно ничем не походит на Гвидо д’Ареццо… И вдруг я вижу, что в эту величественную бездну падает с крутосклона белая машина!
ДЭВИ. О Господи! И очень она пострадала?!
ЛИЛИ. Да нет, слетала на белая машина, и не в настоящую пропасть, а деталь на моей картине. Но… ее рисовала не я!..
ДЭВИ. М-м-да… Но ведь ты вроде говорила о венце какого-то квинт-круга, о спазмах… Но бездну-то написала ты?!..
ЛИЛИ. Бездну я, но нашу белую машину не я! Но… вот видишь, она на моей картине!..
ДЭВИ. Ну, на картине ладно уж… Бог с ней!
ЛИЛИ. Но я ее не писала, а она есть.
ДЭВИ. Ты ведь вроде лишилась чувств, и уж не печник ли с лимонами ее присобачил?
ЛИЛИ. Тот… с махагоновыми пятнами?..
ДЭВИ. Да… тот!..
ЛИЛИ. Нет, он тут ни при чем. Он явился, когда машина уже была. Но кто же? Не могла же встать из могилы твоя бабка Паша?
ДЭВИ. А если б и встала, ей рисовать слабо.
ЛИЛИ. Вот я и думаю: здесь, кроме меня, никто рисовать не умеет. И мне стало так страшно, что я вскрикнула что было сил. И знаешь, почему?
ДЭВИ. Нет!
ЛИЛИ. Потому что этому необъяснимому явлению нужно было придать внезапный, неожиданный акцент. Далее должно было идти сфорцандо пиано, тихий звук, звучок, которому внезапно начинает сопутствовать заметный, ощутимый акцент. Вот почему я потеряла сознание…
ДЭВИ. Ну, Бог с ними, с сфорцандо, пиано, акцентом! Но ведь в пропасть эту никакая машина не падала?
ЛИЛИ. Ну?! Отчего же все во мне бурлило, как океан?
ДЭВИ. Уж не показалось ли тебе? А?

Пауза.

БОА (пересчитав деньги из того чемодана). Не хватает!
ТАТУ. И много, MAN?
БОА. Пятисот тысяч.
ДЭВИ. Пятьсот! Картина будет стоить дороже.
ЛИЛИ Неужели?
БОА. При чем тут “неужели”? Говорю, она потянет на полмиллиона!
ТАТУ. Но должна была на два миллиона, MAN! На два…
ДЭВИ. Ну, два миллиона это цена! Я бы и сам купил, коли они у меня были бы.
ЛИЛИ. Так это, стало быть, уровень Пикассо?!
БОА. Дэви, что ты городишь?
ТАТУ. Это правда, MAN, что в чемодане два лимона?!
ЛИЛИ. Правда! Отдай их Тату и Боа. Они знают, куда их отнести.
БОА. Какой наглый аферист этот Сико-Торпедо!
ТАТУ. Тут два варианта: украли или они, или Сико-Торпедо, MAN!
БОА. И третьего не существует. Кто найдет на дороге чемодан с двумя лимонами, тот не удовольствуется всего половиной лимона.
ТАТУ Лили, иди сюда, MAN!
ЛИЛИ (вплывает под звон монист). Боже мой! Боже мой! Это сколько же тут пачек долларов? Неужели на покупку моей картины? И много биг-маков мы сможем купить на них, Тату?
БОА. Это действительно тот чемодан, который ты вышвырнула на дорогу?
ЛИЛИ. Тот! Чемодан с ангелом-жабой! Кто мог бы себе представит! Господи, хорошо, что он не пропал!
ДЭВИ. Но твоей вины в этом нет. Ты думала, там и впрямь лимоны. Не мог он тебе сказать толком, что это миллионы?! Что у них общего с лимонами?
БОА. Это же воровской жаргон. Первый раз, что ли, слышите? Придурки!
ЛИЛИ. И сколько там всего, Тату?
ТАТУ. Пол-лимона недостает до двух, MAN!
ЛИЛИ. Ну вас с этими лимонами! Стало быть, там всего один с половиной? Полтора миллиона! Так, что ли?
ТАТУ. А не брала ли ты отсюда чего себе на биг-маки, MAN?
ЛИЛИ. Я? Я думала, там и впрямь лимоны, и выкинула на дорогу! Миллион с чем-то… Господи! Господи! Это же дар небес! А может, их прислал Гвидо д’Ареццо?!
ТАТУ. Предупреждаю тебя: больше и словом не упоминай этого жабоеда Гвидо или как его там, не то я его вышвырну, как распутного кролика, MAN! Понятно?
ЛИЛИ. Да, но… Это французы едят лягушек!
ТАТУ. А итальянцы что? А, MAN?
ЛИЛИ. Спагетти!..
ТАТУ. Ну, так баста говорить об этих спагеттоедах, MAN! Бас-та!
ДЭВИ. Ладно, я пойду выскребу эти чашки!
БОА. Погоди! А ты… не открывал ли ты часом чемодана?
ДЭВИ Нет! Лягушек моей бабке Паше в калоши запускал… это да… за то, что она выиграла у меня три партии.
ТАТУ. (глухо). Ну, у тебя тоже бабок порядком, в смысле Паши, MAN! А?
БОА. Тату, дружок, не сердись, но знаешь, что я тебе скажу?
ТАТУ. Ну, что, MAN? Что?
БОА. Ты Колу знаешь? Или нет?
ТАТУ. Не понял!
БОА. Он принял чего-то… из препаратов. И спал! Ну, как?
ТАТУ. Ладно, понял. Пошли-ка смотреть картину…

Картина 6 — У чемодана

ЛИЛИ. Стало быть, сколько в нем? Полтора миллиона?
ДЭВИ. Ну!
ЛИЛИ. Это очень много или просто много?
ДЭВИ. Очень…
ЛИЛИ. А здорово все-таки, что никто не увел его с дороги!
ДЭВИ. Везучие мы!
ЛИЛИ. Очень.
ДЭВИ. Забросаю на эти деньги овраг и устрою чудесное поле для горного гольфа. Правда, Боа?
БОА. И впрямь чудесно написано…
ЛИЛИ. Нам с Тату неинтересно, что вы будете делать! Правда ведь, Тату?
ТАТУ. Мне нравится эта белая машина в смертельном падении, MAN!
ДЭВИ. Ну, так что будем делать?
ЛИЛИ. Поделим пополам.
ДЭВИ. Семьсот тысяч вам, восемьсот тысяч нам!
ЛИЛИ. Почему же вам восемьсот тысяч?
ДЭВИ. Потому что весь этот гольф-бар я оборудовал на свои деньги. Вот почему!
ЛИЛИ. Зато картины я пишу за свой счет! К тому же Тату залил в бассейн тонну дизельного горючего, для подогрева воды, чтобы ты и твоя госпожа принимали ванну.
ДЭВИ. Ну, так заберите его обратно.
ЛИЛИ. А вы свое заберите, ну, это… раз уж на то пошло!
ДЭВИ. Да как же я заберу микро-поле для гольфа?
ЛИЛИ. Ну, в таком случае семьсот пятьдесят нам, семьсот пятьдесят вам…
ДЭВИ. Да, но у нас было гораздо больше расходов, чем у вас.
ЛИЛИ. Как это больше? А краски, рамы, полотна, грунтовка? А работа? Мастерство? Искусство? И мои, и Тату! Попробуй-ка выуди у кого-нибудь тонну дизельного горючего!
ДЭВИ. Подумаешь! Разбавленное водичкой дизельное топливо! А как мастер я, что, хуже? На одни древесные материалы ушло полмиллиона.
ЛИЛИ. Не забывай, что мой Тату прикуривает от раскаленного автомата!
ДЭВИ. Ладно, разделим пополам, но и ты не забывай, что моя Боа прямо в центре Вены придушила, как бабника-кролика, смахивавшего на твоего Тату клиента!
ЛИЛИ. Ну, тогда я сама буду делить. Сколько в каждом из этих свертков долларов?
ДЭВИ. Почем я знаю! Здесь одни сотенные.
ЛИЛИ (хлопает его по руке). Положи обратно!
ДЭВИ. Если в одной сто купюр, сколько будет всего?
ЛИЛИ. Откуда ж мне знать?!
ДЭВИ. Откуда! К стам нужно приписать еще два нуля… Или три?
ЛИЛИ. Столько, а то и больше!
ДЭВИ. Ну, тогда я распечатаю и сосчитаю.
ЛИЛИ. (крепко бьет его по руке). Не трогай!
ДЭВИ. Это почему?
ЛИЛИ. Я тебе не доверяю!
ДЭВИ. Я сам тебе не доверяю.
ЛИЛИ. Я художник, и к тому же могла быть ведущим сопрано в Ла-Скала!
ДЭВИ. А я действительный член Всешотландской федерации гольфа и генеральный консультант местной гольф-ассоциации!
ЛИЛИ. Меня это совершенно не интересует.
ДЭВИ. А меня твое сопрано!
ЛИЛИ. Я сама все это пересчитаю.
ДЭВИ. А ну, положи пачку назад! Я тебе не доверяю.
ЛИЛИ. Не положу!
ДЭВИ. Боа, пусть она положит. Считать буду я!
БОА. Знаете, что я вам скажу?
ЛИЛИ. Я совсем не знакома с этим пьянчугой Колой!
ТАТУ. Бросайте вешать лапшу на уши, MAN!
БОА (запирает чемодан). Он не наш! Понятно?
ТАТУ. Я поставлю его на камин, а завтра мы с Боа, MAN, сдадим его владельцу.
БОА. Да! Отвезем завтра и скажем, что недостает половины лимона. Меня это совсем не волнует!
ТАТУ. Пусть волнуется, MAN, Сико-Торпедо, которого выставила шлюха.
ЛИЛИ. Этот жаба, что ли?
ТАТУ. Да, MAN.
ЛИЛИ. Ну, ему сейчас не до волнений! Целых шесть месяцев! Целых шесть!
ТАТУ. Ну, почему, котенок?
ЛИЛИ. Потому… потому что… Где находится Багама?
ТАТУ. Багама… Багама! Нет, MAN, такой клички не было ни у кого ни в нью-йоркской тюрьме “Ямайка”, ни в нашем околотке… ни на войне, там..
ЛИЛИ. Это не кличка, а название островов. Да, он сказал, что едет на Багамские острова…
ТАТУ. И он, что же, не знает, что я от раскаленного автомата…
БОА. …прикуриваешь свои зловонные сигареты, а Сико-Торпедо тем временем улизнул!
ЛИЛИ. Нет, не улизнул! А выиграл, как сам говорит, процесс в Страсбурге…
ТАТУ. Что за процесс, MAN?
ЛИЛИ. Добился утверждения авторских прав на немецкие презервативы “Сико”. Получил немалую сумму, загорает сейчас на Багамах и собирается подать жалобу еще и в Лондонский арбитраж, отхватить новый куш у немцев Вот!
ДЭВИ. Вот бы и меня назвали Сико…
ТАТУ. А где эти острова, MAN?
ДЭВИ. Не знаю! Но там лучшие в мире гольф-площадки.
БОА. Все в свое время выяснится.А до того надо возвратить владельцу те деньги, которые есть.
ТАТУ. Да, MAN!
ЛИЛИ. Оставь, ради Бога, это свое “MAN”. Надоел!
БОА. Дэви, пожарил картошку?
ДЭВИ. Осталась последняя порция, да и та пригорела.
ТАТУ. Так что же мы будем есть, Лили?
ЛИЛИ. Поужинали ведь мы чаем с морковью.
ТАТУ (поднимается по лестнице вверх). Принеси-ка чаю и нам в номер! Но, ради Бога, без лакомства кролика-потаскун.
ЛИЛИ. Так, стало быть, что принести?
БОА. Только чай? Но ты, Дэви, прихвати нам и потаскуна. (Выходит).
ДЭВИ. Морковь, что ли? Так она мне велела?
ЛИЛИ. Ты включи кипятильник, а я принесу воды.
ДЭВИ. Осталось всего десять литров.
ЛИЛИ. Чего? Дизельного горючего?
ДЭВИ. Ну, да! Может, сегодня воздержимся?
ЛИЛИ. Нет, не получится. Включай!
ДЭВИ. Стало быть, приятные спазмы в мускулах и… и вершина?! Так? Да?!
ЛИЛИ. Ради Бога, рассыпься!
ДЭВИ. Как это рассыпься?
ЛИЛИ. Как рассыпанный рис…

Картина 7 — Параллельные диалоги

В номере внизу Боа и ДЭВИ, в номере наверху — Тату и Лили.

В номере внизу:
БОА (прохаживается из угла в угол). Ты что, идиот, совсем отключился?
ДЭВИ. Да не знаю я! Не помню…
БОА И именно когда явился Сико-Торпедо, которого взашей вытолкала потаскуха?
ДЭВИ. Но откуда я знал, что он явился?
БОА. Как откуда? Ты что, не слышал?
ДЭВИ. Ну, не расслышал, что же делать? Ладно тебе…
БОА. Вот употребит тебя кто-нибудь в такие мгновения, тоже не расслышишь?
ДЭВИ. Нет, что ты! Я не такой. И если можно, говори со мной покультурнее!
БОА. Ты гляди, он говорит о культуре?!. Будто бы не сам, когда я сказала, сходим, мол, на “Лебединое озеро”, явился с удочками и червяками! Да еще в резиновыз сапогах!
ДЭВИ. Так чтоже, мне надо было явиться с ружьем и перестрелять этих прекрасных белых лебедей? Я предпочел поудить, и еще оказался виноватым?
БОА. Ступай, морочь этого Колу!
ДЭВИ. Погоди! Ты, что же, и впрямь полагаешь меня за такого?
БОА. Полагать не полагаю, но так получается.
ДЭВИ. Что получается? Одурела, что ли?!
БОА. Знаешь, что ты натворил? Знаешь, какое дело расстроил? Знаешь?!
ДЭВИ. Нет, но…
БОА. Откуда тебе знать? Все валишь на мою голову. А сам служишь только своим растреклятым интересам.
ДЭВИ. Ну, перестань! Споришь из-за какой-то одной отключки?
БОА. Не из-за отключки, а из-за неудавшегося дела.
ДЭВИ. Да ладно! Не преувеличивай, как с этим лебединым озером.
БОА. Это я-то преувеличиваю?! Знаешь, что сейчас будет?!
ДЭВИ. Что будет? Ничего не будет!
БОА. Помнишь, как неких мужа с женой, да еще с детьми, застрелили из автомата Калашникова прямо в машине?.. У них была точно такая гостиница, как у нас.
ДЭВИ. Нас-то за что стрелять?
БОА. Да что с тобой говорить, если ты и этого не сечешь?.. Господи, отчего не провалился тот день, когда мы пополам с этой гнилью купили сей захудалый “отель”! Да! Да! Что уставился?
ДЭВИ. Стало быть, эта парочка не партнеры…
БОА … а стукачи, и хозяин ввел их в долю для того, чтоб они нас контролировали. Понял?!
ДЭВИ. А как поглядишь, одна вроде безобидная дурочка, а другой — безобидный рецидивист!
БОА. С первого взгляда, пожалуй, так!
ДЭВИ. Но если они контролируют нас, то мы, что же, не контролируем их?
БОА. Мы просто не можем этого делать. Мы отключены.
ДЭВИ. Ты опять за свое? Брось!
БОА. Тогда бросим и вешать лапшу на уши!
ДЭВИ. А вообще-то, что-то этакое сверх, поверх нужно и для этого.
БОА (хлопает его по руке). Прекрати!.. У хозяина сына убили… зверски зарезали… Чем еще тебе доказать, что и ты грешен… повинен… виновен! И если даже после этого не сечешь и наставишь вдоль границ эти дрянные гостиницы, допустишь торговлю героином, и так все сбалансируешь, чтоб партнеры стучали тебе друг на друга, то ты просто жалок… в самом деле очень жалок… будь хоть генералом КГБ, хоть даже маршалом…
ДЭВИ. Да где же он теперь, КГБ?
БОА. Все равно, его методы.
ДЭВИ. Я сказал бы, что он очень любил балансировать.
БОА. А я тебе скажу, что происходит сейчас!
ДЭВИ. Что?
БОА. Так вот, в этой сбалансированной системе испарилось полмиллиона! Целых пятьсот тысяч! Цена тысячи граммов героина! Что бы ты сказал, если бы был хозяином?!
ДЭВИ. А что я мог сказать?
БОА. Послушай! Сико-Торпедо должен был принести нам два миллиона. Целый день мы ждали его внизу, в деревне. Хорошо, он туда не добрался, а принес чемодан сюда. Допустим, что-то случилось. Ведь могло бы?
ДЭВИ. Видимо, да!
БОА. И мы не знаем, что… У нас были видения или мы спали…
ДЭВИ. Да, да! До того ли нам было?
БОА. И половина миллиона исчезла!
ДЭВИ. Да!
БОА. И как? Где она? В транше? Или в кредите Всемирного банка, или гуманитарной помощи, чтоб никто не оказался в ответе? Что бы ты подумал в такой ситуции, если бы вдруг стал хозяином?
ДЭВИ. Я же говорю, Сико-Торпедо хапнул и дернул в офшорную зону на Багамы! Что еще я мог подумать?
БОА. Исключено! Взял всего пол-лимона? Да что ты?! Брать — так брать все!
ДЭВИ. Вообще-то да! Я не подумал.
БОА. К тому же этот Сико-Торпедо вложил в сеть этих гостиниц чуть ли не четыре лимона! Так он что, полный дурень мотать на Багамы с половиной лимона?!
ДЭВИ. Да нет! Он вроде не дурень!
БОА. Короче, взяли или мы, я и ты… или они! Это так!
ДЭВИ. Клянусь тобой, я не брал!
БОА. Стало быть, гнездо там, у них?
ДЭВИ. Чье гнездо? Ласточкино?
БОА. Ядовитых змей!..
ДЭВИ. Здесь змеи не водятся…
БОА. Ну, догадался, придурок, что эта змея и стибрила?!
ДЭВИ. Кто ее знает! На нее тоже напал зуд, и…
БОА. Ну, и что?! Тоже мне… Аллергия на фальсифицированный “Сико”. Большое дело!
ДЭВИ. Ну, так что же случилось?!
БОА. Как что? Когда Сико-Торпедо был таков, она осторожно подкралась к тебе, убедилась, что ты в отключке, и вытащила из чемодана полмиллиона — зачем ей больше? Вполне достаточно! Сохранит и припрячет.
ДЭВИ. Ты думаешь?
БОА. Ах, вы, потаскуны! Я буду не я, если не набью вашей кровью купатов и не скормлю их этому симулянту Сико-Торпедо!
ДЭВИ. Эх! Хорошо бы сейчас отведать копченых купат! Но что, если взяла не она?..
БОА. Тогда, значит, ты!
ДЭВИ. Клянусь тебе, я не брал.
БОА. Ну, стало быть, все было рассчитано сначала! Сейчас они знаешь, что делают?
ДЭВИ. Нет. Откуда мне знать!
БОА. Звонят хозяину и сваливают кражу на нас.
ДЭВИ. Неужели они могут пойти на такую подлость?
БОА. Подай-ка мне мой мобильник, и я тебе докажу! (Набирает на мобильнике номер. Пауза.) Видишь, занято… Что я говорила?..
ДЭВИ. Попробуй еще раз…
БОА (набирает снова). Занято! Вот это и есть нож прямо в спину!
ДЭВИ. Набери еще раз и скажи, что это не мы, а они стянули полмиллиона! Ну, давай! С подлецами и самим нужно подличать!

В номере наверху:
ТАТУ (прохаживается из угла в угол). Ты что, идиотка, совсем отключилась?
ЛИЛИ. Да не знаю я! Не помню…
ТАТУ. И иMANно когда явился Сико-Торпедо, которого вытолкала взашей?
ЛИЛИ. Но откуда я знала, что он явился?
ТАТУ. Как откуда? Ты что, не слышала?
ЛИЛИ. Ну, не расслышала, что же делать? Ладно тебе…
ТАТУ. Вот употребит тебя кто-нибудь в такие мгновения, тоже не расслышишь?
ЛИЛИ. Нет, что ты! Я не такая. И если можно, говори со мной покультурнее!
ТАТУ. Ты гляди, она говорит о культуре?!. Будто бы не сама, когда я сказал, сходим, мол, на “Лебединое озеро”, явилась с удочками и червяками! Да еще в резиновых сапогах!
ЛИЛИ. Так чтоже, мне надо было явиться с ружьем и перестрелять этих прекрасных белых лебедей? Я предпочла поудить, и еще оказалась виноватой?
ТАТУ. Ступай, морочь этого Колу!
ЛИЛИ. Погоди! Ты, что же, и впрямь полагаешь меня за такую?
ТАТУ. Полагать не полагаю, но так получается.
ЛИЛИ. Что получается? Одурел, что ли?!
ТАТУ. Знаешь, что ты натворила? Знаешь, какое дело расстроила? Знаешь?!
ЛИЛИ. Нет, но…
ТАТУ. Откуда тебе знать? Все валишь на мою голову. А сама служишь только своим растреклятым интересам.
ЛИЛИ. Ну, перестань! Споришь из-за какой-то одной отключки?
ТАТУ. Не из-за отключки, а из-за неудавшегося дела.
ЛИЛИ. Да ладно! Не преувеличивай, как с этим лебединым озером.
ТАТУ. Это я-то преувеличиваю?! Знаешь, что сейчас будет?!
ЛИЛИ. Что будет? Ничего не будет!
ТАТУ. Помнишь, как неких мужа с женой, да еще с детьми, застрелили из автомата Калашникова прямо в машине?.. У них была точно такая гостиница, как у нас.
ЛИЛИ. Нас-то за что стрелять?
ТАТУ. Да что с тобой говорить, если ты и этого не сечешь?.. Господи, отчего не провалился тот день, когда мы пополам с этой гнилью купили сей захудалий “отель”! Да! Да! Что уставилась?
ЛИЛИ. Стало быть, эта парочка не партнеры…
ТАТУ. … а стукачи, и хозяин ввел их в долю для того, чтоб они нас контролировали. Понял?!
ЛИЛИ. А как поглядишь, один вроде безобидный дурак, а другая — безобидная рецидивистка!
ТАТУ. С первого взгляда, пожалуй, так!
ЛИЛИ. Но если они контролируют нас, то мы, что же, не контролируем их?
ТАТУ. Мы просто не можем этого делать. Мы отключены.
ЛИЛИ. Ты опять за свое? Брось!
ТАТУ. Тогда бросим и вешать лапшу на уши!
ЛИЛИ. А вообще-то, что-то этакое сверх, поверх нужно и для этого.
ТАТУ (хлопает его по руке). Прекрати!.. У хозяина сына убили… зверски зарезали… Чем еще тебе доказать, что и ты грешен… повинен… виновен! И если даже после этого не сечешь и наставишь вдоль границ эти дрянные гостицы, допустишь торговлю героином и так все сбалансируешь, чтоб партнеры стучали тебе друг на друга, то ты просто жалок… в самом деле очень жалок… будь хоть генералом КГБ, хоть даже маршалом…
ЛИЛИ. Да где же он теперь, КГБ?
ТАТУ. Все равно, его методы.
ЛИЛИ. Я сказала бы, что он очень любил балансировать.
ТАТУ. А я тебе скажу, что происходит сейчас!
ЛИЛИ. Что?
ТАТУ. Так вот, в этой сбалансированной системе испарилось полмиллиона! Целых пятьсот тысяч! Цена тысячи граммов героина! Что бы ты сказала, если была бы хозяином?!
ЛИЛИ. А что я могла подумать?
ТАТУ. Послушай! Сико-Торпедо должен был принести нам два миллиона. Целый день мы ждали его внизу, в деревне. Хорошо, он туда не добрался, а принес чемодан сюда. Допустим, что-то случилось. Ведь могло бы?
ЛИЛИ. Видимо, да!
ТАТУ. И мы не знаем, что… У нас были видения или мы спали…
ЛИЛИ. Да, да! До того ли нам было?
ТАТУ. И половина миллиона исчезла!
ЛИЛИ. Да!
ТАТУ. И как? Где она? В транше? Или в кредите Всемирного банка, или гуманитарной помощи, чтоб никто не оказался в ответе? Что бы ты подумала в такой ситуции, если бы вдруг стала хозяином?
ЛИЛИ. Я же говорю, Сико-Торпедо хапнул и дернул в офшорную зону на Багамы! Что еще я могла подумать?
ТАТУ. Исключено! Взял всего пол-лимона? Да что ты?! Брать — так брать все!
ЛИЛИ. Вообще-то да! Я не подумала.
ТАТУ. К тому же этот Сико-Торпедо вложил в сеть этих гостиниц чуть ли не четыре лимона! Так он что, полный дурень мотать на Багамы с половиной лимона?!
ЛИЛИ. Да нет! Он вроде не дурень!
ТАТУ. Короче, взяли или мы, я и ты… или они! Это так!
ЛИЛИ. Клянусь тобой, я не брала!
ТАТУ. Стало быть, гнездо там, у них?
ЛИЛИ. Чье гнездо? Ласточкино?
ТАТУ. Ядовитых змей!..
ЛИЛИ. Здесь змеи не водятся…
ТАТУ. Ну, догадалась, придурочка, что эта змея и стибрила?!
ЛИЛИ. Кто ее знает! На него тоже напал зуд, и…
ТАТУ. Ну, и что?! Тоже мне… Аллергия на фальсифицированный “Сико”. Большое дело!
ЛИЛИ. Ну, так что же случилось?!
ТАТУ. Как что? Когда Сико-Торпедо был таков, он осторожно подкрался к тебе, убедился, что ты в отключке, и вытащил из чемодана полмиллиона — зачем ему больше? Вполне достаточно! Сохранит и припрячет.
ЛИЛИ. Ты думаешь?
ТАТУ. Ах, вы, потаскуны! Я буду не я, если не набью вашей кровью купатов и не скормлю их этому симулянту Сико-Торпедо!
ЛИЛИ. Эх! Хорошо бы сейчас отведать копченых купат! Но что, если взяла не она?..
ТАТУ. Тогда, значит, ты!
ЛИЛИ. Клянусь тебе, я не брала.
ТАТУ. Ну, стало быть, все было рассчитано сначала! Сейчас они, знаешь, что делают?
ЛИЛИ. Нет. Откуда мне знать!
ТАТУ. Звонят хозяину и сваливают кражу на нас.
ЛИЛИ. Неужели они могут пойти на такую подлость?
ТАТУ. Подай-ка мне мой мобильник, и я тебе докажу! (Набирает на мобильнике номер. Пауза.) Видишь, занято… Что я говорил?..
ЛИЛИ. Попробуй еще раз…
ТАТУ (Набирает снова.) Занято! Вот это и есть нож прямо в спину!
ЛИЛИ. Набери еще раз и скажи, что это не мы, а они стянули полмиллиона! Ну, давай! С подлецами и самим нужно подличать!

Картина 8 — Диалоги вверх ногами

В номере внизу Боа и Дэви, в номере наверху — Тату и Лили.

В номере внизу:
ДЭВИ (чокается с Боа). За нас!
БОА. За нас, и так их растак! Только за нас!

Пауза.

ДЭВИ. Ну, вот! Что же дальше?
БОА. Курнем по одной!
ДЭВИ. Типа, что же мы курнем?
БОА. Давай-ка дешевые!
ДЭВИ. Можно и мне?
БОА. Да, но немножко! (Щелчок зажигалки.)
ДЭВИ. Блаженство… Приголублю-ка я тебя… по головке поглажу… не то извелся, все глаза проглядел, ожидая тебя.
БОА (целует его). Мои красивые глазки!
ДЭВИ. Вот и пальцы обжег!
БОА (целует пальцы). Мои красивые пальчики!
ДЭВИ. Там еще и оса ужалила!
БОА. Куда?
ДЭВИ. В “Драйвер”… или “Путтер”!
БОА. О мой ужаленные “Драйвер” и “Путтер”!
ДЭВИ. Не целуй его, не надо!
БОА. Ну, тогда ночью, по-нашему, по-привычному!.. Горячая вода будет?
ДЭВИ. Осталось десять литров дизеля, их и жжем!
БОА. Ну, стало быть, после душа.
ДЭВИ. Это что же? Я тебе нужен только для этого? (Прохаживается по комнате.) Просто так приласкать нельзя?..
БОА. Что это с тобой?
ДЭВИ. Да ничего!.. Позвони-ка еще разок!
БОА. Какой смысл? Они, небось, уже все ему доложили!
ДЭВИ. Что же делать?
БОА. Эх, были бы в чемодане целиком оба лимона, отвезли бы мы их хозяину и попросили недельки на три отсрочить оплату процентов!
ДЭВИ. А если сейчас попросить?
БОА. Ты что! Он сразу начнет дознаваться, что я думаю об этой половине лимона…
ДЭВИ. Сволочь!
БОА. Ступай, скажет, принеси бабок, не то и гостиницы тебе не видать!..
ДЭВИ. Дегенерат!
БОА. Скажет, и сама за ней небос покатишься!
ДЭВИ. Кретин!
БОА. Не дело, скажет, только гонять в гольф да малевать!
ДЭВИ. Имбецил!
БОА. И если, пригрозит, вы не доставите этих бабок, не будь я хозяин, если не доложу ему!
ДЭВИ. Аспид! И самец, и самка разом!
БОА. А если тот узнает, сама понимаешь, вздернет тебя на дерево с твоими “Драйверами” и “Путтерами”.
ДЭВИ. А кто тот?
БОА. Ну, совсем тот! Самый главный!.. Хорошо, хоть детей у нас еще нет.
ДЭВИ. А ту пару пришили прямо с детьми…
БОА. Вот порадуются злюки соседи!
ДЭВИ. Докатиться до этакой подлости. А?! Что с нами будет?
БОА. Не знаю! Не знаю… Устала столько нервничать! Вся идиотская жизнь проходит в страхе перед процентами и долгами.
ДЭВИ. Ладно, ладно! Не вешай носа!
БОА. Мы с самого начала прошляпили. Не нужно было покупать этот отель взаймы. Да, согласна, красивый, прекрасный, изумительный,три номера глядят на реку, пять на вершины, вдоль проходит Военно-груздинская дорога. И все равно, не нужно было покупать…

В номере наверху:
ТАТУ. Мы с самого начала прошляпили. Не нужно было покупать этот отель взаймы. Да, согласна, красивый, прекрасный, изумительный,три номера глядят на реку, пять на вершины, вдоль проходит Военно-груздинская дорога. И все равно, не нужно было покупать…
ЛИЛИ. Ладно, ладно! Не вешай носа!
ТАТУ. Не знаю! Не знаю… Устала столько нервничать! Вся идиотская жизнь проходит в страхе перед процентами и долгами.
ЛИЛИ. Докатиться до этакой подлости. А?! Что с нами будет?
ТАТУ. Вот порадуются злюки соседи!
ЛИЛИ. А ту пару пришили прямо с детьми…
ТАТУ. Ну, совсем тот! Самый главный!.. Хорошо, хоть детей у нас еще нет.
ЛИЛИ. А кто тот?
ТАТУ. А если тот узнает, сама понимаешь, вздернет тебя на дерево с твоими “Драйверами” и “Путтерами”.
ЛИЛИ. Аспид! И самец, и самка разом!
ТАТУ. И если, пригрозит, вы не доставите этих бабок, не будь я хозяин, если не доложу ему!
ЛИЛИ. Имбецил!
ТАТУ. Не дело, скажет, только гонять в гольф да малевать!
ЛИЛИ. Кретин!
ТАТУ. Скажет, и сама за ней небос покатишься!
ЛИЛИ. Дегенерат!
ТАТУ. Ступай, скажет, принеси бабок, не то и гостиницы тебе не видать!..
ЛИЛИ. Сволочь!
ТАТУ. Ты что! Он сразу начнет дознаваться, что я думаю об этой половине лимона…
ЛИЛИ. А если сейчас попросить?
ТАТУ. Эх, были бы в чемодане целиком оба лимона, отвезли бы мы их хозяину и попросили недельки на три отсрочить оплату процентов!
ЛИЛИ. Что же делать?
ТАТУ. Какой смысл? Они, небось, уже все ему доложили!
ЛИЛИ. Да ничего!.. Позвони-ка еще разок!
ТАТУ. Что это с тобой?
ЛИЛИ. Это что же? Я тебе нужна только для этого? (Прохаживается по комнате). Просто так приласкать нельзя?..
ТАТУ. Ну, стало быть, после душа.
ЛИЛИ. Осталось десять литров дизеля, их и жжем!
ТАТУ. Ну, тогда ночью, по-нашему, по-привычному!.. Горячая вода будет?
ЛИЛИ. Не целуй, не надо!
ТАТУ. О мои ужаленные “Драйвер” и “Путтер”!
ЛИЛИ. В “Драйвер”, или “Путтер”!
ТАТУ. Куда?
ЛИЛИ. Там еще и оса ужалила!
ТАТУ (целует пальцы.) Мои красивые пальчики!
ЛИЛИ. Вот и пальцы обжег!
ТАТУ (целует его.) Мои красивые глазки!
ЛИЛИ. Блаженство… Приголублю-ка я тебя… по головке поглажу… не то извелся, все глаза проглядел, ожидая тебя.
ТАТУ. Да, но немножко! (Щелчок зажигалки.)
ЛИЛИ. Можно и мне?
ТАТУ. Давай-ка дешевые!
ЛИЛИ. Типа, что же мы курнем?
ТАТУ. Курнем по одной!
ЛИЛИ. Ну, вот! Что же дальше?

Пауза.

ТАТУ. За нас, и так их растак! Только за нас!
ЛИЛИ (чокается с Тату). За нас!

Картина 9 — Диалоги “Водовороты”

В номере внизу Боа и Дэви, в номере наверху — Тату и Лили.

В номере наверху:
ЛИЛИ. Мы продали электрогенератор. Дизель весь вышел, до капли. Мы питаемся чаем с морковью. Что будет, когда не станет света? Где мы будем мыться? Скоро кончатся и чай с морковью! Что мы будем есть?
ТАТУ. Ладно, ладно! Полно тебе ворчать…
ЛИЛИ. А ведь как бы мы на те деньги, что лежат в чемодане, обустроили этот отель?! Купили бы вертолет, показывали бы с него богатеньким постояльцам горы. Но вертолет военный, чтоб безумцы Бин Ладена не сбили нас своими стингерами.Сколько может стоит хороший американский “Апач”?
ТАТУ. Можно, конечно! Отчего же нельзя… (Звонит мобильник.) Да, я вас слушаю. Кто ты такой, чтоб вмешиваться в мой дела?! Адъютант? Чей адъютант? А-а, генерала! Виноват, не узнал! Как поживает хозяин?! Чем он расстроен? Нет, нет, мы не брали! Эти полмиллиона взяли они! Да, конечно, есть факты и доказательства! Когда хозяин прибудет сюда? Нет, сейчас вы вылететь не сможете. Здесь густой туман, просто ужасный!.. Да, да, ждем вас утром! (Отключает мобильник.) Видишь, что они натворили?
ЛИЛИ. Настучали на нас!
ТАТУ. Они хотели вылететь сейчас же, но я сослался на непогоду.
ЛИЛИ. Завтра утром хозяин будет здесь!

Пауза.

ТАТУ.. Но вообще-то жалко, они хорошие пассажиры…
ЛИЛИ. Кто?
ТАТУ. Они, внизу. В общем,ничего, но я предупреждаю тебя — меня ими не разжалобишь. То, что должно произойти, произойдет!
ЛИЛИ. Но что должно произойти?
ТАТУ. Если птица счастья слетела тебе на плечо, ее нельзя отгонять!.. К тому же мы вынуждены…
ЛИЛИ. Ты о чем?
ТАТУ. Будто так уж и не догадываешься?
ЛИЛИ. О чем не догадываюсь?
ТАТУ. Если подвернется удобный случай, его нельзя упускать. Поняла?
ЛИЛИ. Нет, не поняла…
ТАТУ (шепотом). Синюю птицу счастья отгонять нельзя! (Нервно прохаживается по комнате, отчего громко скрипят половицы).

В номере внизу:
ДЭВИ. Мы продали электрогенератор. Дизель весь вышел, до капли. Мы питаемся чаем с морковью. Что будет, когда не станет света? Где мы будем мыться? Скоро кончатся и чай с морковью! Что мы будем есть?
БОА. Ладно, ладно! Полно тебе ворчать…
ДЭВИ. А ведь как бы мы на те деньги, что лежат в чемодане, обустроили этот отель?! Купили бы вертолет, показывали бы с него богатеньким постояльцам горы. Но вертолет военный, чтоб безумцы Бин Ладена не сбили нас своими стингерами.Сколько может стоит хороший американский “Апач”?
БОА. Можно, конечно, отчего же нельзя… (Звонит мобильник.) Да, я вас слушаю. Кто ты такой, чтоб вмешиваться в мой дела?! Адъютант? Чей адъютант? А-а, генерала! Виноват, не узнал! Как поживает хозяин?! Чем он расстроен? Нет, нет, мы не брали! Эти полмиллиона взяли они! Да, конечно, есть факти и доказательства! Когда хозяин прибудет сюда? Нет, сейчас вы вылететь не сможете. Здесь густой туман, просто ужасный!.. Да, да, ждем вас утром! (Отключает мобильник.) Видишь, что они натворили?
ДЭВИ. Настучали на нас!
БОА. Они хотели вылететь сейчас же, но я сослался на непогоду.
ДЭВИ. Завтра утром хозяин будет здесь!

Пауза.

БОА. Но вообще-то жалко, они хорошие пассажиры…
ДЭВИ. Кто?
БОА. Они, внизу. В общем,ничего, но я предупреждаю тебя — меня ими не разжалобишь. То, что должно произойти, произойдет!
ДЭВИ. Но что должно произойти?
БОА. Если птица счастья слетела тебе на плечо, ее нельзя отгонять!.. К тому же мы вынуждены…
ДЭВИ. Ты о чем?
БОА. Будто так уж и не догадываешься?
ДЭВИ. О чем не догадываюсь?
БОА. Если подвернется удобный случай, его нельзя упускать. Поняла?
ДЭВИ. Нет, не поняла…
БОА (Шепотом). Синюю птицу счастья отгонять нельзя! (Нервно прохаживается по комнате, отчего громко скрипят половицы.)

В номере наверху:
ЛИЛИ. Вымылись нашей горячей водой и блаженствуют!
ТАТУ. С презервативом “Сико”, изготовленным из натурального латекса. Каждый кондом прошел исследование электротестированием…
ЛИЛИ. У нее тоже аллергия на латекс!
ТАТУ. Ну, так пусть обратится к врачу, он ей выпишет тазепам.
ЛИЛИ. Или супрастин.
ТАТУ. Да-да, непременно, не то высыплет по всему телу.
ЛИЛИ. Фу!
ТАТУ. Сперва в причинной области, а потом везде.
ЛИЛИ. Ой, да будет тебе, ей-Богу!
ТАТУ. Но если обсыплет всю, мы ей спуску не дадим!
ЛИЛИ. И этому дегенерату не удастся…
ТАТУ. Ну, вот, понемножку и ты усекаешь!
ЛИЛИ (включает диск с Бобом Марли). Что же делать, не убивать же их!
ТАТУ. Ну! Что, говоришь, делать? Нужно доказать хозяину нашу преданность. Утром он явится, и мы сразу скажем, что это они стибрили полмиллиона и потому на них и напало такое!
ЛИЛИ. Слышишь, они тоже включили Боба Марли. Мне их, бедняг, уже даже жалко! Ты что же, хочешь, чтоб мы и впрямь их прикончили?

В номере внизу:
ДЭВИ. Вымылись нашей горячей водой и блаженствуют!
БОА. С презервативом “Сико”, изготовленным из натурального латекса. Каждый кондом прошел исследование электротестированием…
ДЭВИ. У нее тоже аллергия на латекс!
БОА. Ну, так пусть обратится к врачу, он ей выпишет тазепам.
ДЭВИ. Или супрастин.
БОА. Да-да, непреMANно, не то высыплет по всему телу.
ДЭВИ. Фу!
БОА. Сперва в причинной области, а потом везде.
ДЭВИ. Ой, да будет тебе, ей-Богу!
БОА. Но если обсыплет всю, мы ей спуску не дадим!
ДЭВИ. И этому дегенерату не удастся…
БОА. Ну, вот, понемножку и ты усекаешь!
ДЭВИ (включает диск с Бобом Марли). Что же делать, не убивать же их!
БОА. Ну! Что, говоришь, делать? Нужно доказать хозяину нашу преданность. Утром он явится, и мы сразу скажем, что это они стибрили полмиллиона и потому на них и напало такое!
ДЭВИ. Слышишь, они тоже включили Боба Марли. Мне их, бедняг, уже даже жалко! Ты что же, хочешь, чтоб мы и впрямь их прикончили?

В номере внизу:
БОА. Впервые я этот вопрос услышала, когда послала тебя зарезать курицу… И скольким курам после этого ты снес головы?
ДЭВИ. Так что же, взять топор и снести им? Чтоб фонтаном брызнула человечья кровь?
БОА. Не думаю, чтоб ты отличил человечью от куриной…
ДЭВИ. Да… да.
БОА. Не полагаешь же ты, что у них кровь, как у ангелочков?
ДЭВИ. У ангелов крови нету, а я… я совсем не выношу вида крови… Нет! Нет!
БОА. Не беспокойся, крови не будет!
ДЭВИ. Но как? Впрыснем им здоровенную дозу героина?
БОА. А когда они уснут, ты вооружишься каминной кочергой и…
ДЭВИ. Это не кочерга! Это “Драйвер”! Или “Путтер”… Не различу! Но им…
БОА. Пусть! Тебе что, не все равно, ударить по мячу или по голове, браток?!
ДЭВИ (свист клюшки в воздухе). Вау… ой! Вау… ой! (Прекращается.) Нет, не могу!
БОА. Ой, ты что, не понимаешь? Или они, или мы! Другого пути нет! Ясно?

В номере наверху:
ТАТУ. Впервые я этот услышал, когда послал тебя зарезать курицу… И скольким курам после этого ты снес головы?
ЛИЛИ. Так что же, взять топор и снести им? Чтоб фонтаном брызнула человечья кровь?
ТАТУ. Не думаю, чтоб ты отличила человечью от куриной…
ЛИЛИ. Да… да.
ТАТУ. Не полагаешь же ты, что у них кровь, как у ангелочков?
ЛИЛИ. У ангелов крови нету, а я… я совсем не выношу вида крови… Нет! Нет!
ТАТУ. Не беспокойся, крови не будет!
ЛИЛИ. Но как? Впрыснем им здоровенную дозу героина?
ТАТУ. А когда они уснут, ты вооружишься каминной кочергой и…
ЛИЛИ. Это не кочерга! Это “Драйвер”! Или “Путтер”… Не различу! Но им…
ТАТУ. Пусть! Тебе что, не все равно, ударить по мячу или по голове, браток?!
ЛИЛИ (свист клюшки в воздухе). Вау… ой! Вау… ой! (прекращается). Нет, не могу!
ТАТУ. Ой, ты что, не понимаешь? Или они, или мы! Другого пути нет! Ясно?

В номере внизу:
ДЭВИ. Кажется, уснули…
БОА. Ну, так я открою тебе свой план.
ДЭВИ. Нет, не хочу! Всякое такое, жестокое… не могу! Разжалоблюсь и не смогу. Ты просто скажи, как, а я… выполню!
БОА. Ну, ладно! Сначала замкни все входы и выходы!
ДЭВИ. И заодно заскочу в туалет!

В номере наверху:
ЛИЛИ. Кажется, уснули…
ТАТУ. Ну, так я открою тебе свой план.
ЛИЛИ. Нет, не хочу! Всякое такое, жестокое… не могу! Разжалоблюсь и не смогу. Ты просто скажи, как, а я… выполню!
ТАТУ. Ну, ладно! Сначала замкни все входы и выходы!
ЛИЛИ. И заодно заскочу в туалет!

В номере внизу:
ДЭВИ. Как тихо! Даже река вроде не шумит!
БОА. Это хорошо!
ДЭВИ. А что, если и они хотят нас пришить?
БОА. Глупости!
ДЭВИ. Не понимаю, ей-Богу! Неужели нельзя найти другой выход?..
БОА (дает ему по шее). Никакого другого выхода нет!
ДЭВИ. Не знаю, не знаю, но мы были счастливы.
БОА. Да? Когда это, интересно?! Спасибо, Сико-Торпедо подкинул… не то перекупать бы нам и перекупать у хозяина героин, да чуть не помирать с голодухи! Не надоело?
ДЭВИ. Да-а. (Снова нервно мечется по номеру, отчего резко скрипят половицы.) В конце концов мы бы засыпались!

В номере наверху:
ЛИЛИ. Как тихо! Даже река вроде не шумит!
ТАТУ. Это хорошо!
ЛИЛИ. А что, если и они хотят нас пришить?
ТАТУ. Глупости!
ЛИЛИ. Не понимаю, ей-Богу! Неужели нельзя найти другой выход?..
ТАТУ (дает ему по шее). Никакого другого выхода нет!
ЛИЛИ. Не знаю, не знаю, но мы были счастливы.
ТАТУ. Да? Когда это, интересно?! Спасибо, Сико-Торпедо подкинул… не то перекупать бы нам и перекупать у хозяина героин, да чуть не помирать с голодухи! Не надоело?
ЛИЛИ. Да-а. (Снова нервно мечется по номеру, отчего резко скрипят половицы.) В конце концов мы бы засыпались!

В номере внизу:
БОА. Погоди! Опять вроде зашевелились!
ДЭВИ. Женщина она, черт ее побери, или тайфун?
БОА. Напились пустого чая и заели морковью.
ДЭВИ. Всю ночь, видно, не будут спать.
БОА. Кажется, ты рад?
ДЭВИ. Чему рад?
БОА. Тому, что они никак не уймутся.
ДЭВИ. Нет, этому нет, но вот сам себя я все-таки спрашиваю – будем мы счастливы после этого?!
БОА. Отчего же не будем?
ДЭВИ. Это преступление ляжет на нашу совесть и в конце концов раздавит.
БОА. Давай-ка выключи магнитофон, и полно тебе метаться.Слышишь, кажется, ложатся…

Скрип половиц прекращается.

В номере наверху:
ТАТУ. Погоди! Опять вроде зашевелились!
ЛИЛИ. Женщина она, черт ее побери, или тайфун?
ТАТУ. Напились пустого чая и заели морковью.
ЛИЛИ. Всю ночь, видно, не будут спать.
ТАТУ. Кажется, ты рад?
ЛИЛИ. Чему рад?
ТАТУ. Тому, что они никак не уймутся.
ЛИЛИ. Нет, этому нет, но вот сам себя я все-таки спрашиваю – будем мы счастливы после этого?!
ТАТУ. Отчего же не будем?
ЛИЛИ. Это преступление ляжет на нашу совесть и в конце концов раздавит.
ТАТУ. Давай-ка выключи магнитофон, и полно тебе метаться.Слышишь, кажется, ложатся…

Скрип половиц прекращается.

В номере внизу:
ДЭВИ. Им-то что! Приняли душ, порезвились, и теперь ложатся… О последние десять литров дизеля!..

В номере наверху:
ТАТУ. Ладно, брось мелочиться!

В номере внизу:
ДЭВИ. А нам горячая вода не нужна? Какое блаженство в ванне вместе с тобой…

В номере наверху:
ТАТУ. Да не скупись ты! Мы же уже богатые, миллионеры!
ЛИЛИ. Да, почти… Вот была бы горячая вода, мы бы побаловались в ванне. А?

В номере внизу:
БОА. Знаешь, что? Я хочу, чтоб у нас была своя горячая вода! Понял?

В номере наверху:
ЛИЛИ. Частично да, но мне очень страшно.

В номере внизу:
БОА. Ладно, ладно, чего ты боишься. Ты ведь мой говорящий попугай, не такли?

В номере наверху:
ЛИЛИ. Значит, ты мой “Драйвер”, но с оптическим прицелом!

В номере внизу:
ДЭВИ. А ты мой “Путтер”… с бирюзовым колечком и вкусом клубники, персика, ананаса…

В номере наверху:
ЛИЛИ. Погоди, почему ты говоришь об их вкусах?! Вот, в инструкции сказано, что презервативы используются лишь…

В номере внизу:
БОА. Откуда же ты извлекаешь ароматы?

В номере наверху:
ТАТУ. Это фальшивые “Сико”, и потому ароматизированы! К тому же я не пойму, для чего ты велела Жоржу припаять к дулу своего “Путтера” это кольцо. Оно же колется?

В номере внизу:
БОА. Потому что так модно!

В номере наверху:
ЛИЛИ (шуршит бумагой). Если при этом вы пользуетесь острыми и колющими предметами, такими, как ногти, зубы…

В номере внизу:
ДЭВИ (продолжает чтение). …кольца, ювелирные украшения, старайтесь не повредить презерватив!..

В номере наверху:
ЛИЛИ (продолжает чтение). …поскольку он не сможет вас защитить должным образом.

В номере внизу:
БОА. Да ну тебя! Делать нечего, что ли?

В номере наверху:
ЛИЛИ. А ты знаешь, что и она приделала к своему “Путтеру” такое же кольцо?

В номере внизу:
ДЭВИ. И у него золотое кольцо на стволе, да еще и с бирюзой!

В номере наверху:
ЛИЛИ. А что? Я направила Боа к своему мастеру.

В номере внизу:
БОА. Да… к Жоржу!

В номере наверху:
ТАТУ. Я на минутку!
ЛИЛИ. Куда?

В номере внизу:
БОА. Сбегаю к себе и скоро вернусь.
ДЭВИ. Ступай!
БОА. Смотри, не удери!
ДЭВИ. Да что ты?! Поупражняюсь с “Драйвером”.

Боа неслышным шагом выходит. Дэви со свистом пропарывает воздух клюшкой.

В номере наверху:
ТАТУ. Почему ты никогда не покупаешь перчаток?
ЛИЛИ. Но как в них писать?!
ТАТУ. Пара перчаток никогда не помешает! Дело же не только в рисовании?! Ну, что, выбрала самую длинную кочергу?

В номере внизу:
ДЭВИ (с беспокойством). Это не кочерга, а “Драйвер”!
БОА. Вот и хорошо! Ты держи его, а я захвачу этот!
ДЭВИ. А зачем графин и стакан?
БОА. Предложу им воды, если проснутся.
ДЭВИ. Вот умница!
БОА. Я пойду вперед, а ты следуй за мной…
ДЭВИ (с сомнением). Нет, это не “Драйвер”…Старье! Таким Шекспир забавлялся! Его мне привез из Стратфорда за две тысячи фунтов Сико-Торпедо!
БОА. Ну, так и ты позабавься.
ДЭВИ. Я лучше возьму графин с водой…
БОА. Не торгуйся. Бери “Драйвер”!
ДЭВИ. Ладно!
БОА. Что же, я не стою того, чтоб ты немного из-за меня обеспокоился?
ДЭВИ. Как это не стоишь? Что ты?!
БОА. Ай, да когда предаешься любви с таким заразой, как Тату, не то что летящую в пропасть машину, но еще черт знает что изобразишь. А сам ты? Даже во сне гоняешь в гольф!
ДЭВИ. Но проигрываю, проигрываю… Давай-ка для храбрости тяпнем с тобой по сто граммов!
БОА. Нет! Сейчас нет! У меня должно быть ясное сознание.
ДЭВИ. А у меня?
БОА. У тебя для храбрости есть я.
ДЭВИ. Да, конечно!
БОА. И если ты попросишь у меня выпить, я подумаю, что ты обделался, и куплю тебе, брат, вместе презервативов памперсы.
ДЭВИ. Памперпсы тебе не понадобытся. Они предавались любви в нашей горячей воде! Воображаешь? Подай мне “Драйвер”! Ну, иди, я за тобой!

В номере наверху:
ЛИЛИ. Погоди!
ТАТУ. Что? Что случилось? В чем дело?
ЛИЛИ. Большое дело, вымылись! В конце концов, припишешь эту тонну дизельного топлива кому-нибудь!
ТАТУ. Я же сказал, если ты с перепугу обделаешься, куплю тебе памперсы!
ЛИЛИ. Да? Ну, ладно! Тогда давай поскорей закруглимся!
ТАТУ. Что за спешка? Знаешь, сколько еще времени до утра?! Пошли!

В номере внизу:
ДЭВИ (со скрипом вышагивает по номеру). Погоди!
БОА. Памперсы?!
ДЭВИ. Ты вот ходишь, и не скрипишь половицами, а чего я такой неловкий? А?!
БОА. Не нервничай! Их теперь пушкой не пробудишь!
ДЭВИ. Я вовсе не нервничаю. Абсолютно!
БОА. Нет? Ну, хорошо… Осторожней… все-таки…

В номере наверху:
ЛИЛИ (вслушивается в шум проезжающего по шоссе автомобиля). Еще одна машина! Сколько их было сегодня?
ТАТУ. Да как всегда! Ни больше, ни меньше!
ЛИЛИ. Проехала или остановилась?
ТАТУ. Проехала.
ЛИЛИ. А что это за шум? Мыши шуршат?

Слышится какой-то гул.

ТАТУ. Нет. Это вода в трубе гудит.
ЛИЛИ. Хочешь, пойдем под душ?
ТАТУ. Сейчас нет. Потом… К тому же, ты сама сказала, что с тобой нынче…
ЛИЛИ. Кажется, обманула.

Картина 10 — Военные действия в гольф-баре

ДЭВИ. Мне бы сейчас… А тебе?
БОА. Мне тоже! Покажи-ка свой “Драйвер”! Не этот, а под брюками! Это значит хотеть? Хотеть я покажу тебе потом! Но сперва дело!
ДЭВИ. Да, но этой клюшкой играл сам Шекспир…
БОА. Но он же, придурок ты этакой, был тип во! И сейчас, наверно, на небе учит играть в гольф ангелочков.
ДЭВИ. Ну, так я схожу принесу другой!
БОА. Пошел, и не принуждай меня думать, что ты трус!
ДЭВИ. Нет, я не трус. Нет!
БОА. А Сико-Торпедо тебя, помнишь, оскорбил! И не уверяй меня, что ты боишься сигарет Тату!
ДЭВИ. Ой, ну, кто может бояться сигарет Тату?
БОА. Каких сигарет?
ДЭВИ. Которые он прикуривает от раскаленного ствола автомата! Тоже мне, нашелся герой-боевик!
ТАТУ (шепотом). Потише! Слышишь?
ЛИЛИ. Да, слышу…
БОА. Не думаешь ведь ты, в самом деле, что эту нагую женщину на спине наколол Жорж?! Мастер тату?!
ДЭВИ. А чего Лили говорит, что она похожа на нее?
БОА. Просто случайное сходство! Тату подкупил Жоржа и принудил его сказать, что он изобразил Лили!
ДЭВИ. Я и сам удивлялся, чего это он пририсовал змею?
БОА. А на самом деле, знаешь, где ее вытатуировали?
ДЭВИ. Нет, не знаю.
БОА. В нью-йоркской тюрьме “Ямайка”. И этот его “MAN” тоже оттуда! И нагую женщину, и бубновый туз на пальце! Насильно!
ДЭВИ. Но почему насильно?
БОА. Потому что там таких принуждают петь петухом!.. Понял?
ДЭВИ. Ой! Что ты говоришь?
БОА. Ты опять трусишь?
ДЭВИ. Я отродясь не трусил.
БОА. Ну, так пошли, сынок и братец!
ДЭВИ. Вау! Отлучусь на минутку и сразу вернусь!
БОА. Куда ты?
ДЭВИ. Ну… в туалет!
БОА. Ты же только что оттуда.
ДЭВИ. Ну, не только что, а чуть раньше.
БОА. Не задерживайся!

Тишина. Преривается вдруг.
Лили бьет клюшкой Боа.

ЛИЛИ. Кто петухом, злючка ты и завистница?! Кто?!
ТАТУ. Ладно, будет! Хватит! Хватит, говорю, MAN!
ЛИЛИ. Злюка ты! Злюка… (Отбрасывает клюшку и стонет).
ТАТУ. Что с тобой! Тебя мутит, MAN?
ЛИЛИ. Да-а-а…
ТАТУ. Ладно, беги в туалет, а я, MAN, расправлюсь с ним!

Тишина. Прерывается шумом острожных шагов. Дэви подкрадывается к Тату.
Входит Лили.

ЛИЛИ. Тату, осторожно!
ДЭВИ (изо всех сил бьет Тату “Драйвером”). Хай.. вау! Хай… вау! Так и растак этого Сико-Торпедо! Да и тебя впридачу! Голубой ты проклятый! Голубой слон!
ЛИЛИ (подбегает к Дэви, смотрит на него). И меня! И меня ударь!
ДЭВИ. О-о-о!.. (Бросает клюшку.) Боа! Боа, на помощь! Помоги, Боа, меня мутит! (Убегает.)

Занавес.

Действие второе

Картина 11 — Решение

ДЭВИ. Где моя Боа?
ЛИЛИ. Там, на лестнице!
ДЭВИ. Боа! Моя Боа! (Громко, с всхлипам,. рыдает.)
ЛИЛИ. Тату! Мой Тату! (Тоже содрогается в рыданиях.)
ДЭВИ. Не умирай, Боа! Прошу, не умирай!
ЛИЛИ. И ты, Тату, не умирай! И ты!
ДЭВИ. Сейчас я сделаю тебе искусственное дыхание. (Несколько раз вдыхает ей в рот воздух.) Не надо, Боа! Нет… Ну, нет! Не-ет…
ЛИЛИ (тоже делает искусственное дыхание Тату). Только не это! Ради Бога, только не это! Нет! Нет… не-ет! Но сердце не бьется!
ДЭВИ. Боа! Я поднесу тебе к носу зеркало, и если оно не запотеет, то дело плохо! (Бежит за зеркалом. Пауза.) Боа! Не умирай! Ей-Богу, не умирай! Но оно не запотело… о-о-о!..
ЛИЛИ. Вот зеркало! Вот! Что ты делаешь? Где ты MANя оставляешь? О Господи, оно не запотело!..
ДЭВИ (ревет). Боа!
ЛИЛИ (визжит). Тату!
ДЭВИ (недовольно). Чего ты визжишь своим сопрано?
ЛИЛИ (недовольно). А чего ты ревешь своим тенором?
ДЭВИ. Я не реву.
ЛИЛИ. А я не визжу!
ДЭВИ. Но ведь умерла Боа. Моя Боа!
ЛИЛИ. А мой Тату? Он ведь умер, мой Тату?
ДЭВИ и ЛИЛИ (вместе). Кого мне отныне водить на рыбалку на лебединое озеро?

Пауза.

ДЭВИ (ревет). Боа!
ЛИЛИ (визжит). Тату!
ДЭВИ. Это ты убила!
ЛИЛИ. Это ты убил!
ДЭВИ. Не я, а ты убила, ты!
ЛИЛИ. Не я, а ты убил, ты!
ДЭВИ. Ты убила мою Боа.
ЛИЛИ. Когда я ее убила?
ДЭВИ. Я видел, как ты три раза ударила ее “Драйвером”.
ЛИЛИ. А ты три раза треснул моего Тату!
ДЭВИ. Я подражал тебе!
ЛИЛИ. А я тебе!
ДЭВИ. Ты убила мою любимую жену!
ЛИЛИ. А ты убил моего любимого мужа!
ДЭВИ (понизив голос). Боа!
ЛИЛИ (понизив голос). Тату!

Пауза.

ЛИЛИ. Что теперь делать?
ДЭВИ. Не знаю!
ЛИЛИ. Возьми кочергу и убей и меня!
ДЭВИ. Сколько раз говорить тебе, что это вовсе не кочерга, а я вовсе не собираюсь тебя убивать!
ЛИЛИ. А я говорю, убей! Я сойду в могилу вместе с моим Тату! Ну, давай! Я готова!
ДЭВИ. Что за дикость вместе сходить в могилу? Старые времена нынче, что ли?
ЛИЛИ. Ты все равно убьешь меня и…
ДЭВИ. И думать не думаю!
ЛИЛИ. Но подумаешь! Подумаешь! А потом прихватишь тот чемодан и сбежишь на нашей белой машине за хребет! Но, знай, я вытащу тебя из-под земли!
ДЭВИ. Да! Но куда укроешься от приспешников хозяина?!
ЛИЛИ. Никуда!
ДЭВИ. Так что же нам делать?
ЛИЛИ. Пусть все возьмет Кола. Дадим ему!
ДЭВИ. Погоди, что это ты судишь, как моя Боа, MAN?
ЛИЛИ. Видишь, ты не можешь сказать, как Тату: “Пусть я буду отпрыском потаскухи, если не последую за тобой…”!
ДЭВИ. А что вы собирались делать в случае, если бы ухайдакали нас с Боа?
ЛИЛИ. А если бы вы нас?
ДЭВИ. Не знаю! Я ведь не говорил: мне станет их жалко, и я не смогу их прикончить!
ЛИЛИ. Но ты не пожалел Тату!
ДЭВИ. А ты не пожалела Боа!
ЛИЛИ. Я тоже не знала, что мы собирались делать с вами. И не говорила, что мне станет вас жалко и я не смогу вас прикончить!
ДЭВИ. Ну, так что же делать?
ЛИЛИ. Я не знаю.
ДЭВИ. Возьми “Драйвер”, дай им мне по башке, и я навеки успокоюсь!
ЛИЛИ. Нет, лучше ты дай мне по кумполу, и я не хуже тебя успокоюсь навеки, MAN!
ДЭВИ. Нет, я не могу. Будет с меня и одного этого убийства.
ЛИЛИ. Я не могу! И с меня хватит!

Тишина.

ДЕВИ. Вы уже позвонили хозяину насчет того, что, мол, полмиллиона похитили Боа и Дэви?
ЛИЛИ. Но туда звонили вы, и как бы мы могли это сделать?
ДЭВИ. Не мы звонили, а вы!
ЛИЛИ. Но почему тогда у вас все время звучал сигнал “занято”?
ДЭВИ. Потому что звонили вы.
ЛИЛИ. Как это мы? Вы!
ДЭВИ. То есть, вам позвонить не удалось?
ЛИЛИ. Нет!
ДЭВИ. И нам. Не удалось!
ЛИЛИ. Стало быть, хозяин ничего не знает?!
ДЭВИ. Может быть, ему звонил Сико-Торпедо?
ЛИЛИ. Ну, пусть звонил! Но что он мог сказать? Что принес в отель два лимона? Вот и все!
ДЭВИ. Да, о трагическом событии он еще, конечно, не знает…
ЛИЛИ. Не знал бы и многого другого, если б ему то и дело не доносила Боа!
ДЭВИ. Твой Тату тоже не уклонялся от сообщения горяченьких новостей! Потому ты и писала такие отвратительные картины, что спала с этим сексуальным уклонистом…
ЛИЛИ. Какие, например, картины?
ДЭВИ. Вот хотя бы та, что сейчас на мольберте. На которой наша белая машина грохается в просапть.
ЛИЛИ. Ну и что?
ДЭВИ. Это же пакость! Вот я, например, когда предавался любви со своей Боа, играл в гольф и во сне!
ЛИЛИ. Но как тогда понимала тебя твоя бабка Паша?
ДЭВИ. Откуда я знаю?
ЛИЛИ. Я тоже не знаю. И вот подсяду сейчас к этой своей кошмарной картине, буду смотреть на нее и ждать полицию!
ДЭВИ. Ну, так я тоже подсяду к ней и подожду полицию!
ЛИЛИ. Подождем!
ДЭВИ. Подождем!..
ЛИЛИ. Я уже жду!
ДЭВИ. И я…
ЛИЛИ. Ну, вот и жди!
ДЭВИ. Подожду!
ЛИЛИ. Но полиция сюда не придет.
ДЭВИ. Почему не придет?
ЛИЛИ. Потому что хозяин действующий генерал. А к генералу силовых ведомств явиться не посмеют.
ДЭВИ. Так что же делать?
ЛИЛИ. Если бы я знала, то была бы счастливой женщиной. (Пауза.) Давай поступим так, как у меня на картине.
ДЭВИ. Это как,
ЛИЛИ. Ну, будто бы они похитили чемодан с двумя лимонами, и когда пустились в бега на нашей белой машине, то…
ДЭВИ. Свалились в пропасть?
ЛИЛИ. Да.
ДЭВИ. А мы бросились им вслед?
ЛИЛИ. Нет, мы спали! А они неслись на нашей белой машине, и случилось так, как на моей картине.
ДЭВИ. Сальто-мортале в пропасть?
ЛИЛИ. Каково!
ДЭВИ. Еще не знаю!
ЛИЛИ. Да, мы ничего не знаем… Мы ведь спали!
ДЭВИ. Может быть, пропасть пригодится нам хоть для этого!

Картина 12 — Пуанты и сальто-мортале с трупами

ЛИЛИ. А сейчас пойдем, принесем им одежду.
ДЭВИ. Но зачем?
ЛИЛИ. Но ведь так, полуодетые, они бы бежать не могли?

Оба убегают за одеждой для трупов, приносят.

ДЭВИ. Не касайся их! Я натяну перчатки и сам одену обоих!
ЛИЛИ. Почему?
ДЭВИ. Я, конечно, не верю в эти сказки об отпечатках пальцев, но зачем же все-таки рисковать?
ЛИЛИ. Подай-ка мне лучше брюки, а отпечатки эти, скажу тебе, мне до фени!
ДЭВИ. Ладно, я подержу ноги. (Пыхтит.) Господи, какие тяжелые!
ЛИЛИ. Чуть-чуть еще, и… Вот так! А ты одевай ее!
ДЭВИ. Уже одел!
ЛИЛИ. Ну, и здесь уже все!

Слышится неопределенный шум. Пауза.

ДЭВИ. Что это?
ЛИЛИ. Хоть бы не помешали!

Шум повторяется. Пауза.

ДЭВИ. Вот еще! Слышишь?
ЛИЛИ. Это водопроводная труба!
ДЭВИ. Ну, слава Богу!
ЛИЛИ. Так я прихвачу ключ от машины, а ты отопри дверь.
ДЭВИ (что-топоднимает пола). Это что, презерватив “Сико”?
ЛИЛИ. У вас тоже был “Сико”?
ДЭВИ. Ну! Не у него, что ли, я подхватил аллергию?
ЛИЛИ. И я! Я тоже… Вот ключ от машины. Беги отопри!
ДЭВИ. Со стороны водителя?
ЛИЛИ. С обеих сторон.
ДЭВИ (выходит и скоро возвращается). Что ты делаешь?
ЛИЛИ (что-то достает из сумки Боа и бросает Дэви.) Представляешь, и у Боа был “Сико”.
ДЭВИ. Ну, и что?.. Ты думаешь, они были любовники?!
ЛИЛИ. Кто его знает! Обе двери отпер?
ДЭВИ. Да! Ой, какие ужасные раны…
ЛИЛИ. Река все смоет, а подумают, что они разбились при падении.
ДЭВИ. Если еще и пойдет дождь…
ЛИЛИ. Что ты смотришь? Тащи мужчину, а я займусь женщиной…
ДЭВИ. Я бы хотел женщину…
ЛИЛИ. Что-о?! Ты и мертвых приемлешь?
ДЭВИ. Я? Нет!
ЛИЛИ. Ну, тогда подсоби мне!
ДЭВИ (пытхя, помогает ей взяться за труп). Вот! Но кто подсобит мне?
ЛИЛИ (со стоном). Кто? Твоя бабка Паша! Боже, какая тяжесть. (покачивается из стороны в сторону.).
ДЭВИ. Погоди! (Тоже со стоном подхватывает труп. Каблуки трупов постукивают по лестнице.) Вау, а это что за стук?
ЛИЛИ. Откуда я знаю?
ДЭВИ. Вот еще! Слышишь?!
ЛИЛИ. Это? Это стучат пуанты. И каблуки!
ДЭВИ. Раз, два, три! Гоп! (Со стуком каблуков сливается напеваемая Дэви мелодия, под которую он, шатаясь, танцует.)
ЛИЛИ. Что ты делаешь? С ума сошел?
ДЭВИ. Полная иллюзия: ударники выстукивают танцевальную мелодию и я под нее, MAN, танцую!
ЛИЛИ (натужно хихикая). Танец с пошатываниями!
ДЭВИ. Раз, два, три! Гоп! Гоп! Гоп!
ЛИЛИ. Четыре, пять, шесть! Гоп! Гоп! Гоп!
ДЭВИ. Гоп! Гоп! Гоп!
ЛИЛИ. Гоп! Гоп! Гоп! Погоди, я попробую станцевать на пуантах!
ДЭВИ. Я тоже попробую!
ЛИЛИ. На пуантах танцуют только балерины.
ДЭВИ. Тогда я попытаюсь… сальто-мортале!
ЛИЛИ. Ну, начнем?!
ДЭВИ. Истинный танец богачей!
ЛИЛИ. Ладно, посерьезней! Не сверни шею!
ДЭВИ. Посерьезней не могу!
ЛИЛИ. И я не могу!
ДЭВИ. Ну, давай еще!

Грохот. Сначала одна, потом другой валятся со своими трупами. Тишина. С трудом поднимаются.

ЛИЛИ. Помоги поднять!
ДЭВИ (со стоном помогает). Н-ну… Вот!
ЛИЛИ. Не могу. Поясница разрывается!
ДЭВИ. Погоди, я возьмусь тоже! (Пыхтя, поднимает труп). Не сюда… не сюда! Не толкни меня!
ЛИЛИ. Ты сам не толкни меня! И чемодан с ними отправим.
ДЭВИ. Со всеми деньгами?
ЛИЛИ. Нет! Немножко оставил в нем… Кое-что пустим по реке. Подумають, остальное унесла вода.
ДЭВИ. Да, река подхватит бабки, и кто может знать, сколько она унесла и кто их подобрал?
ЛИЛИ. Вот и ты уже сечешь!
ДЭВИ. Прямо как в детективе… Но когда мы вернемся, придется протереть “Драйверы” спиртом!
ЛИЛИ. Смоем кровь с гольф-площадки и отовсюду…
ДЭВИ. Пошли?! Но… погоди!
ЛИЛИ. В чем дело?
ДЭВИ. Почему у них обоих были “Сико”? А?!

Картина 13 — Хозяин в гольф-баре
(спустя несколько месяцев).

ДЭВИ. Больше, MAN, не могу!
ЛИЛИ. Не скажи, что это олицетворение промысла, предопределения, то есть черта, и что он преследует нас за то, что мы учудили.
ДЭВИ. Так что ж, по-твоему, я знаю, а тебе не говорю?
ЛИЛИ. О, как хорошо я тебя знаю. Вижу насквозь!
ДЭВИ. Пошли отсюда! Лили! Здесь нас ждет мы провал! Нельзя сидет и ждать, когда тебя схватят за шкирку. Нынче этот толстяк, завтра появится другой. Нас все время будут преследовать, если мы не примем меры. Бежим!
ЛИЛИ. Ладно, дорогой, бежим, но ты еще даже не включил водогрейку.
ДЭВИ. При чем тут водогрейка, MAN?
ЛИЛИ. Нам же нравится… вместе… под душем?! Ну, вот и айда в ванную.
ДЭВИ. Ты Колу знаешь?
ЛИЛИ (смеется). Знаю, но ты не бойся.
ДЭВИ. Не понимаю, что тебя рассмешило, MAN?
ЛИЛИ. Плакать мне, что ли?
ДЭВИ. А любопытно, что он за тип? Что, интересно, за мысли вертятся в этой башке? Знать бы точно, из полиции он или нет? Если дать ему волю что ни день являться сюда, праздно рассиживаться и не спускать с нас глаз, в конце концов наши нервы взбунтуются и не выдержат. А ему только того и надо – завлечь нас в капкан. Я устал не спать ночи напролет и ломать голову над тем, что задумал этот пузатый толстяк. Я же говорил, они нас настигнут, всегда найдется кто-то этакий, MAN!
ЛИЛИ. Но, может быть, он и не думал что-то замышлять против нас. Грустный такой джентлMAN, Любит Шекспира и Гвидо д’Ареццо… Может, ему нравится приходить? Ну, и пусть приходит! Заплатит и уйдет. Короче, нужно выиграть у него предложенную им же самим игру. Понимаешь?
ДЭВИ. В этой игре выиграет тот, кто выносливее…Сколько свечей я пережег для него там, наверху, где гнездятся сонмы ангелов и все внеземные силы… Просил у них нагнать в реку воды, чтоб она подальше отнесла низвергшуюся машину… Сколько укромных местечек подыскал, чтоб припрятать там бабки! Тайник в подвале! Под потолком! Даже в емкость с дизелем опускал, обернув в целлофан! Под раковиной в туалете! В каминной трубе! Я не могу больше, MAN, я выбился из сил…
ЛИЛИ. Ну, так отведай “Мистером Шекспиром” и глотни “Синьор д’Ареццо”!
ДЭВИ. Пусть он уберется отсюда, и я вообще не буду ни есть, ни пить! Кто знает, может быть, его подослал хозяин, а так вообще шантажист или киллер!
ЛИЛИ. Ладно, переговорю с ним еще раз… может, скажет что новое…
ДЭВИ. Ну, ступай сперва ты… а я подойду потом!

Лили приближается к посетителю.

ЛИЛИ. Прошу прощения, почтенный, мы отпустили всю прислугу и не смогли уделить вам должного внимания. Чем можем служить?
ХОЗЯИН (чиркает спичкой, закуривает сигару.) Мне угоден стол… и стул… Чашечка кофе и сто граммов “Наполеона”, если можно.
ЛИЛИ. Сию минутку! (Быстро отходит к бару, возвращается и ставит на стол стакан и чашечку на тарелке). Не отведаете ли и “Мистера Шекспира”? Наше фирменное блюдо – телятина с грибами, сыром, майонезом и… еще крохотным секретом фирмы!
ХОЗЯИН. Спасибо! Нет… Я уже ужинал…
ЛИЛИ. Могу предложить коктейли – “Кровавая Мери”, “Секс на пляже”, “Французский поцелуй” и фирменный “Синьор д’Ареццо”. Прошу прощения, но его рецепт – наша тайна.
ХОЗЯИН. А почему ваши фирменные пустяки носят имена столь великих мужей?
ЛИЛИ (понизив голос). Как хорошо, что вы это заметили… Наш покровитель большой театрал и меломан, говорят, даже пишет пьесы!
ХОЗЯИН Вы что же, верите, что он лично знаком и с д’Ареццо, и с Шекспиром?
ЛИЛИ. Главное, что этому верит он сам! И мы уважаем его веру!.. Вот кофе, а вот ваш коньяк! (Ставит на стол.) Вы о чем-то грустите, да?
ХОЗЯИН. Да.
ЛИЛИ. И о чем же, если не секрет?
ХОЗЯИН. Сначала присядьте.
ЛИЛИ. Благодарю вас.
ХОЗЯИН. Внизу, в долине, почти засуха. Вряд ли получим урожай, и не исключено, что снова наступит голод.
ЛИЛИ. Что ж! Будем надеяться, что в будущем году он будет хорош. Наш народ очень трудолюбив.
ХОЗЯИН. Да, очень трудолюбив, очень! Но вкус у него такой непонятный, что просто невозможно объяснить!
ЛИЛИ. Да, немного странный, конечно…
ХОЗЯИН. Странный, странный народ, это да, не то бы давно учуял, что здесь, в горах, такой великолепный отель! Это ведь самое прекрасное место во всей окрестности. Внизу река, вверху белые вершины, и эта бездна!
ДЭВИ. Раз вам так нравится наша гостиница, стало быть, вы наш друг! Позвольте пожать вам руку в знак знакомства. Дэви!
ХОЗЯИН. Мне приятно.
ДЭВИ. Просите, что угодно. Мы угощаем вас.
ЛИЛИ. Что еще вам подать?
ХОЗЯИН. Ну, раз вы настаиваете, выпью еще рюмку коньяка.
ДЭВИ.. Минуточку! Я принесу. (Выходит, наливает рюмку, приносит.) Прошу вас!
ХОЗЯИН. Ну, пусть будет… за ваш отель! (Пьет.)
ЛИЛИ. Может быть, повторить еще, за счет хозяйки?!
ХОЗЯИН. Что ж! Почему бы и нет?
ДЭВИ (наливает). Для друзей ничего не жалко, MAN!
ХОЗЯИН. А вы бы не выпили со мной за здоровье хозяйки?
ДЭВИ (приносит еще две рюмки, бутылку коньяка и наливает). За здоровье моей прекрасной супруги!
ХОЗЯИН. Супруги или партнера?
ДЭВИ. Мы уже расписались!
ЛИЛИ. Вы знаете, после того трагического случая мы сначала хотели остаться друзьями, но потом передумали…
ХОЗЯИН. За вас, дражайшая! (Чокается с ней.) И хорошо, что передумали!
ЛИЛИ. Спасибо! И за вас тоже.
ХОЗЯИН. Так вот я говорил… Такое потрясающее место, и такие жуткие события, как на этой картине… (Показывает на картину Лили.)
ДЭВИ. Какие?
ХОЗЯИН. Нет, я не говорю, что это происходит здесь, в отеле. Но почти здесь, у этой пропасти… Нельзя же это приписать только случайности?
ЛИЛИ. Эту белую машину писала не я. Она появилась сама.
ХОЗЯИН. Да, да, конечно… Сама! А потом начался скандал! Верующие утверждают, что это знак свыше, что с неба сошел ангел и загодя изобразил падающую в пропасть машину. Стало быть, он в самом деле Бог! Неверующие возражают, какой, говорят, ангел, при чем тут ангел, это, мол, галлюцинация или симуляция… Сущий скандал! И, видимо, посетители не обходят стороной ваши столики…
ДЭВИ. Но мы скандала не затевали.
ХОЗЯИН. Я очень уважаю тех, кто хорошо играет! (Вышагивает из стороны в сторону.) Правда, есть какие-то засеки, но я предусмотрю их и буду играть этим “Драйвером”. Вы играете, дражайший?!
ДЭВИ. Раньше играл много, но в последнее время не получается, MAN!
ЛИЛИ. Мой Дэви действительный член Всешотландской федерации гольфа и президент местной гольф-ассоциации.
ХОЗЯИН. Да вы что! Тогда я и вам предложу “Драйвер”.
ЛИЛИ. Не беспокойтесь, Дэви препочитает играть этим “Путтером”. Вот, Дэви, возьми!
ДЭВИ. Да, да, спасибо тебе, MAN!
ХОЗЯИН. Большая честь играть с таким заслуженным человеком!
ДЭВИ. Первый удар ваш, вы гость!
ХОЗЯИН. Это очень гуманно.
ЛИЛИ. Сначала нужно крикнуть “Вау”, а потом “Хай”!
ХОЗЯИН. Но что это значит? Для чего?
ЛИЛИ. Для коррекции удара. Потом я вам дам прочесть исследование Дэви по этому вопросу.
ХОЗЯИН. Я не выкрикиваю ни того, ни другого, но как-то все же ухитряюсь играть.

Хозяин делает удар по мячу.

ДЭВИ. Это был медиум-питч, то есть средний удар, но предпочтительнее был бы доул-питч, то есть полный удар, MAN!
ХОЗЯИН. Но я выбрал этот!.. Ваша очередь!
ДЭВИ (ударяет, сыплются осколки от разбитого стекла.) Ой, промазал!
ЛИЛИ. Ничего-ничего! Вставим новое…
ХОЗЯИН. Да, ни медиум-свинг, ни фул-айрон-шот! Эти удары такой клюшкой не выполняются, вам нужно было взять “Мидайрон”. Подайте мне мяч, дражайший! Сейчас вы увидите выполненный “Драйвером” удар чип-энд-ран!.. Слышали о таком, господин Дэви?
ДЭВИ. Разумеется, слышал! Его еще называют “сухой полет”. Но в этой позиции лучше, конечно, чип-энд-драг, то есть сухой и робкий! Нужно только заменить клюшку на “Путтер” или “Ниблик”.
ХОЗЯИН. Я довольствуюсь “Драйвером”… “Драйвер”, между прочим, означает плеть! (Ударяет по мячу.)
ЛИЛИ. Прекрасный удар! Замечательный!
ХОЗЯИН. Любопытно, что скажет о нем Ричард, владетель Глостера?!
ДЭВИ. Да… он упал…
ХОЗЯИН. Что ж, гольф отнюдь не простая игра… Вот, например, я подозреваю, что там, наверху, в сонме высших сил, должны быть великие игроки. А мы затепливаем им свечи и молим о прибытье воды в реке.
ДЭВИ. Кого же вы имеете в виду, MAN?
ХОЗЯИН. Во-первых, самого его… главного, верховного. Разве он день и ночь не играет в гольф?
ЛИЛИ. Он?.. А как он играет?
ХОЗЯИН (делает новый удар). Солнцем и луной!
ЛИЛИ. Вот опять попал! Это я понимаю!
ХОЗЯИН. Любопытно, однако, что скажет об этом Ричард, владетель Глостера?!
ДЭВИ. Что скажу? Скажу, что это блестящий медиум-питч.
ХОЗЯИН. Вы ошибаетесь, это была комбинация фул-айрон-шота и чип-энд-драга, придуманная мною!
ДЭВИ. Не знал, что такое допустимо. Уж это-то я запишу.
ЛИЛИ. Вы играете прямо как их владетель… как владетель тех, что составляют в небе сонм ангелов…
ХОЗЯИН. Что вы! Куда мне до них! Ведь это была бы заносчивость, а я гуманист – правда, лишь тогда, когда курю очередной нечет своих сигар, первая, третья, пятая и так далее.
ЛИЛИ. А когда курите чет, тогда что?
ХОЗЯИН. Тогда я становлюсь мизантропом. Запомните хорошенько, на нечет я – гуманист, на чет – мизантроп.
ДЭВИ. На нечет я – гуманист, на чет – мизантроп. Так?
ХОЗЯИН. А вот автору кажется наоборот.
ДЭВИ. Какому это автору?
ХОЗЯИН. Да вот есть один писака, Мосулишвили. Пишет о нас пьесу и высмеивает меня – он полагает, что Гвидо д’Ареццо и Уильям Шекспир сейчас живы! Я разберусь с ним особо, и именно тогда, когда выкурю четную сигару.
ДЭВИ. Если можно, мы с Лили будем присутствовать при вашем разговоре и, может быть, присовокупим пару теплых слов от себя. Все бездари пускаются в занятия литературой.
ХОЗЯИН. Впрочем, эта тема заведет нас далеко! Вернемся лучше снова к составам, тусующимся в небе.
ЛИЛИ. Вернемся!
ХОЗЯИН. В том составе есть один ангел, которого мы привыкли представлять с косою в руке. Но я подозреваю, что он давно уже косу отбросил, а в руке сжимает вот такой “Драйвер”.
ДЭВИ. Но почему иMANно “Драйвер”?
ХОЗЯИН. Потому, что именно им делается полный валют-пинч.
ЛИЛИ. Да-а, мы этого не знали!
ХОЗЯИН. Где вам и было узнать?! Но представьте только, где и сколько раз нужно хватить человека этим “Драйвером”, чтоб попасть в лунку на могиле? (Пауза.) А любопытно-таки, что скажет по этому поводу Ричард, владетель Глостера?!
ДЭВИ. Мы не знаем. Нет, не знаем! (Свист клюшки, и снова звон разбитого в окне стекла.)
ХОЗЯИН. Серия иMANно таких валют-питчей и нужна, чтоб убить мужчину или женщину. И знаете, Лили, почему? (Чиркает спичкой.) Вообразите себе, что я уже курю четную сигару. Чет-ну-ю!
ЛИЛИ. Но как? Я ведь не ясновидящая?!
ХОЗЯИН. Судя по вашей картине, то вы как раз-то ясновидящая! (Подходит к картине.) Чудо-картина! Замечательная!
ЛИЛИ (тоже подходит к картине). Вам и вправду нравится?!
ХОЗЯИН. Да, нравится! Впрочем, возможно, вы позабыли вторую машину – она ведь тоже непреMANно должна свергнуться в пропасть.
ЛИЛИ. Я знаю, что на четных сигарах вы становитесь мизантропом, но я и вправду не рисовала эту машину!
ХОЗЯИН. Знаю, знаю! Но затеять ту заварушку, скандал – это был очень точный удар!.. (Пауза.) Чрезвычайно интересно, что скажет об этом Ричард, владетель Глостера…
ДЭВИ. Я не владетель Глостера, а президент гольф-федерации страны. И Шотландии…
ЛИЛИ. Вы играете лучше моего мужа!
ХОЗЯИН. А я член совета директоров всемирной федерации гольфа и стекол в окнах не бью!.. Хотя все познается в сравнении!
ЛИЛИ. Вы детектив или эксперт?
ДЭВИ. Хотите, я скажу вам, как выскажется по этому поводу Ричард, владетель Глостера, MAN? Мы виноваты, что дорога проходит слишком близко к краю пропасти и водители, к сожалению, не проявляют при езде ни малейшей осторожности!

Тишина.

ДЭВИ (стуча зубами). Да, но ведь у меня была аллергия на презервативы “Сико”, и при вскрытии Боа в ее чреве должна была обнаружиться лишь сперма Тату, что подтвердило бы их любовную связь!..
ХОЗЯИН. Но у вас не было аллергии на “Сико” влажные. А в тот трагический вечер вы использовали с Боа именно влажный “Сико”, понадеявшись, что об этом не догадаются и вы выкрутитесь и уцелеете.
ЛИЛИ. А дальше? Дальше?
ХОЗЯИН. Как видно, вас подвели фальшивые “Сико”, которые вы принимали за немецкие, но которые на самом деле изготавливаются на одном из моих предприятий. К тому же повреждению способствовал остроугольный перстень с бирюзой, предусмотрительно загнанный Боа в причинное место. Не правда ли, уважаемый Дэви? (Достает записи, шелестом перелистывает). Вот, пожалуйста, заключение эксперта! Возьмите и берегите, как зеницу ока. Это единственный экземпляр, более дубликатов не существует!
ДЭВИ. Такого удара в гольфе еще не придумали, MAN!
ХОЗЯИН. Так что та авария была искусственной, хоть и очень тщательно выполненной… Вам не хватило опыта!
ЛИЛИ. Да, но при чем тут я?!
ХОЗЯИН. На допросе вы заявили, что и видом не видели ни денег, ни чемодана. Разве не так…
ЛИЛИ. Допустим…
ХОЗЯИН. Из подкинутых вами в обрушившуюся в реку машину стодолларовых купюр некоторые не намокли. И на них просматриваются отпечатки ваших пальцев. Вот заключение! Возьмите и берегите. У них тоже нет дубликатов! Чтобы сжечь эти дубликаты, потребовалось очень много денег…

Тишина.

ЛИЛИ. Хорошее заключение. Вы играете в гольф, как ангел смерти! Но, должно быть, знаете и то… что во всем…
ХОЗЯИН. …виноват Сико-Торпедо, в привезенном которым чемодане недоставало половины миллиона.
ДЭВИ. А об этом вы откуда узнали, MAN?
ХОЗЯИН. Мы повесили его на суку некоего волшебного дерева, и он сам все выложил, к тому же уверял, что собаке надлежит лаять за того, кто ее кормит.
ЛИЛИ. Подлец!
ДЭВИ. Дегенерат!
ХОЗЯИН. Он совершил это для того, чтоб вы перебили друг друга и чтоб он получил возможность привести в эту гостиницу своих людей!

Тишина.

ЛИЛИ (мнет и жует бумагу). Вот ваше единственное заключение!
ДЭВИ (тоже жует бумагу). В гольфе такого удара еще не придумали!
ХОЗЯИН (наливает и раздает рюмки с коньяком). Запейте коньяком, он подходит к такому случаю! (Раскатисто хохочет.) Вы проявляете такую находчивость, что мне следует относиться к вам очень бережно, пока не появятся новые…
ЛИЛИ. Хорошо разыгранная партия! Сейчас я прибавлю к картине одну деталь! (Подходит к полотну.)
ХОЗЯИН. Вы, должно быть, не знаете и того, что припрятанные вами деньги уже находятся у меня?!
ДЭВИ. Кто их вам принес, MAN? Бармен, повар или уборщик?
ХОЗЯИН. Какое это имеет значение, главное, что этот ваш футляр, что ли, уже пуст. Остальное же, то, что вы побросали в машину или в реку, возместил Сико-Торпедо и получил от меня позволенье полаять.
ЛИЛИ. Тогда вы, должно быть, курили нечет!
ХОЗЯИН. Да. Но если бы это был чет, было бы лучше! (Слышится бой часов.) Мне пора!
ДЭВИ. Не остаться ли вам здесь, у нас есть хороший номер, MAN!
ХОЗЯИН (со смехом). Нет, спасибо! Я люблю спать спокойно. Прошу прощения, хозяюшка, что отвлекаю вас от полотна, но сколько с меня причитается?
ЛИЛИ. Если вы не очень опаздываете, то попрошу вас на минутку взглянуть на картину!
ХОЗЯИН (подходит к полотну. Пауза). Э-эх, неважный вы, дражайшая, предсказатель! Что это вы изобразили?!
ДЭВИ. Эта белая машина уже была нарисована… А сейчас она добавила еще и махагоновую. Стало быть, ей предстоит вскорости свергнуться в пропасть. Махагоновый автомобиль наш, Лили!.. Это значит, что и мы с тобой угодим в ту же пропасть, что и Боа с Тату? Но зачем нам умирать, мы ведь не трогали этих денег, MAN?
ХОЗЯИН. Погодите!.. Это был бы дешевый и к тому же прямолинейный драматургический прием… И он бы не понравился моему другу Шекспиру!.. Эта вновь пририсованная машина, моя дорогая Лили, не махагонового, а другого цвета…
ЛИЛИ. Какого же?
ХОЗЯИН. У Сико-Торпедо есть новенький красный “Форд-Мустанг”!.. Я кормлю его, но лает он в другом месте!.. Затеял поставлять молоденьких девушек для подпольных заведений в Бельгию! А это отвратительное преступление, поскольку совершается без моего участия! Поняли?!.. (Слышится гул отдаленного взрыва.)

Картина 14 — Вновь на проезжей дороге, перед отелем

ХОЗЯИН (чиркает спичкой, закуривает сигару. Слышится приближающееся жужжание вертолета). Не подумайте, что и это подарок Усамы Бин-Ладена… как давеча вы отозвались об этой трубке. Нет! В Берне живет некий родившийся под табачной порослью человек, мистер Майкл Коммерсоул. Он присылает мне порой из полученного по наследству магазина “Commersoul” экстраклассные сигары. Именно он познакомил меня с Шекспиром и угостил нас в своем магазине кофе. Точно так же он познакомил меня и с синьором Гвидо д’Ареццо. Так что, все они мои друзья, и я наверняка знаю, что и Уильям Шекспир, и Гвидо д’Ареццо, как и я, очень любят эти сигары. Вот и пусть этот писака, Мосулишвили, останется в заблюждении, что бессмертные сии мастера мертвы, сам же он – жив…

Картина 15 — На небе

Звуки военных действий, сопровождавшие весь спектакль, в этой сцене умолкают.
Слышатся гульканье голубей и шум падения воды фонтана.

БОА. Ну, так, мой дорогой отстающий, что тебе задали учителя?
ТАТУ. Сольфеджио.
БОА. Господи, чем я провинилась, что ко мне прикрепили этого тупицу? Ты что же, не знаешь, что за такой неполный ответ тебе надерут уши?.. Ну-ка поскорей дай полный ответ!
ТАТУ (торопливо, захлебываясь). Наш учитель, синьор Гвидо д’Ареццо, поручил мне, в первую голову, устранить вытатуированную у меня на спине голую женщину со змеей и заняться сольфеджио! И еще тренер по гольфу, мистер Уильям Шекспир, поручил разучить удары “медиум-свинг” и “валют-айрон-шот”!
БОА. А другие задания ты выполнил?
ТАТУ. Обоими ударами в гольф владею на пятерку!
БОА. Удары это понятно! Ты ведь любимый ученик мистера Шекспира. Но на сей раз я спрашиваю тебя о сольфеджио и о той голой бабе!
ТАТУ. Вот, погляди на мою спину. Мистер Шекспир дал мне снадобье, и тату сошло безболезненно!
БОА. А как с сольфеджио?
ТАТУ. О это противное сольфеджио!.. Сольфеджио означает упражнение, построенное на музыкальных гласных. Для обозначения высоты музыкального звука используют до, ре, ми, фа, соль. ля, си…
БОА. Да. А дальше?
ТАТУ. Сегодняшняя система сольфеджио проистекает от итальянского монаха, синьора Гвидо д’Ареццо. Он жил в одиннадцатом веке и сейчас учит таких глупых и отстающих дурней, как мы.
БОА. Не как мы, а как ты… Ну, что же дальше?
ТАТУ. Синьор Гвидо учил своих студиозусов читать песни с листа, для чего использовал широко распостраненный, общеизвестный гимн… м-м-м…
БОА. Ты что, забыл? Ладно, напомню тебе!.. Свят-ому…
ТАТУ. Свят-ому… свят-ому…
БОА. Иоанну!
ТАТУ. Гимн святому Иоанну!
БОА. Дальше?
ТАТУ. Первые шесть тактов мелодии синьора Гвидо д’Ареццо составляют звукоряд нот C, D, E, F, G, A, и этому звукоряду соответствовали следующие слоги: ут, ре, ми, фа, соль, ля… Но…
БОА. Но…
ТАТУ. Но с течением времени первый слог в практике сольфеджио, “ут”, сменился слогом “до”!
БОА. Молодец! Ну, а сейчас сыграем и споем этот широко известный гимн святому Иоанну!
ТАТУ (Кое-как наигрывает и поет, фальшивя). Ut que-ant la-xis re-so-na-re fi-bris Mi-ra ge-sto-rum fa-mu-li tu-o-rum, Sol-ve pol-lu-ti La-bi-i re-a-tum, San-cte Jo-an-nes.
БОА. Н-ну… ничего. Но когда переходишь с фортиссимо на пианиссимо, снижайся через форте… Ну-ка!

Вместе поют гимн.

ТАТУ. Вот это мне уже нравиццо!
БОА. Вот, видишь?!
ТАТУ. Спасибо Дэви и Лили за то, что они отправили нас сюда!
БОА. И впрямь спасибо, не то бы нам сейчас пришлось сбрасывать в пропасть Сико-Торпедо на его красном “Форд-Мустанге”!
ТАТУ. И к тому же после этого поставлять Бельгийским подпольным заведениям обманутых девушек!
БОА. Терпеть не могу такие шоп-туры!
ТАТУ. Да, нам предстояло стать верными ротвейлерами Хозяина и лаять для него!
БОА. А дальше и его, Хояина укокошит!.. Ой, не напоминай!
ТАТУ. Здесь гораздо приятнее. У мистера Шекспира нет лучшего ученика в гольф, чем я, и в конце концов, если я слегка сфальшивлю в гимне, синьор Гвидо д’Ареццо разве что надерет мне уши!
БОА. И к тому же тут же попросит прощения!

Слышится божественная мелодия.

ТАТУ. Боже, когда и мы научимся так играть?
БОА. Никогда, дурак!
ТАТУ. Почему?
БОА. Потому что… ведь это играет сам синьор Гвидо д’Ареццо!
ТАТУ. Ну, меня и захватило!..
БОА. И меня! Прямо мурашки по телу… и знаешь, какое ощущение…
ТАТУ. …невообразимое…
БОА. …фантастическое, чудесное, как медовой месяц!..
ТАТУ. Да… прелюдия любви… когда касаешься любимого человека… поддаешься восторгу… Пламенеешь…
БОА. Стонешь, как дитя… ох, ох, о-ох!
ТАТУ. Трепещешь, как лист… содрогаешься!
БОА. Непрерывно вибрируешь, и по мышцам пробегают блаженные спазмы…
ТАТУ. Приятный зуд… очень острый…
БОА. Не перебивай меня!.. Сладость блаженства достигает апогея… Зенита… Поднимается, взмывает, не останавливается… это крещендо! (Поет.) До-ре-ми-фа-соль-ля-си…
ТАТУ. Взлетает на вершину любви, достигает собственного пика!
БОА. Это сфорцандо – неожиданное ударение на какой-нибудь звук!
ТАТУ. Сфорцандо.
БОА. Ну, дальше – легче, гораздо легче – взлетаешь и слетаешь, снова взлетаешь и снова слетаешь…
ТАТУ. Сфорцандо на вершине!
БОА. Да!
ТАТУ. С этим не сравнится ни алкогольное опьянение, ни наркотическая эйфория!
БОА. Фантастический венец всех мажоров и всех миноров… с диезами и бемлями!..
ТАТУ. Весь квинтовый круг!
БОА. О-о, Господи! О-о!
ТАТУ. О-о, Господи! О-о!
БОА. Большое спасибо, Лили!
ТАТУ. Большое спасибо, Дэви!
БОА. Погоди!
ТАТУ. Что такое?
БОА. Спасибо и тому, кто любит Боба Марли, поющего о солдате из Буффало?
ТАТУ. Да. И Бобу Марли!
БОА. Маэстро, Бобу Марли!

Слышится песня Боба Марли про солдата из Буффало.

БОА. На этой песне можно предаться блаженству…
ТАТУ. К тому же совсем не потребен презерватив “Сико”!
БОА. Да… ни натуральный…
ТАТУ. …ни фальсифицированный!
БОА. О-о, Господи!.. О-о!
ТАТУ. О-о, Господи!.. О-о!
БОА. О-о-о!
ТАТУ. О-о-о!

Картина 16 — Тоже на небе

ХОЗЯИН. А вообще, как вам понравился поставленный мной танец с мертвецами?! (Пауза.) Вот когда я поеду в Берн, то непременно заверну в магазин Майкла Коммерсоула, и там мы в узком кругу самых близких насладимся нечетными сигарами, к тому же я расскажу моему другу, синьору Гвидо д’Ареццо, эту историю, а потом спрошу у него, чем я, как драматург, хуже другого моего друга, мистера Шекспира? (Пауза.) Любопытно, однако, что скажет об этом Ричард, владетель Глостера?! (Усмехается.) И мне тоже кажецца, что тут лучше, чем там, внизу…

Занавес медленно опускается.

2006-05-31

© Copyright Mikho Mosulishvili

კიდევ რომელ საიტებზე დევს ეს პიესა რუსულად:

1. Лавровый Лист
2. Что хочет автор
3. Литсовет
4. Точка . Зрения – Lito.ru.
5. Театр-студия “У Паровоза”
6. ИнтерЛит
7. Сайт всероссийского драматургического конкурса “действующие лица”

ამ პიესის ინგლისური ვერსია:

Dance with the dead

About Mimos Finn

Mimos Finn is invisible
This entry was posted in დრამატურგია and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s