Эжен Лабиш: Соломенная шляпка


Эжен Лабиш

Соломенная шляпка

Комедия в пяти актах, с куплетами

Действующие лица

Фадинар, рантье.

Нонанкур, садовод.

Бопертюи.

Везине, глухой.

Тардив’o, счетовод.

Бобен, племянник Нонанкура.

Эмиль Тавернье, лейтенант.

Феликс, слуга Фадинара.

Ахилл де Розальба, молодой фат.

Элен, дочь Нонанкура.

Анаис, жена Бопертюи.

Баронесса де Шампиньи.

Клара, модистка.

Виржини, служанка Бопертюи.

Горничная баронессы.

Капрал.

Слуга.

Гвардейцы.

Гости баронессы де Шампиньи.

Гости на свадьбе Фадинара.

 

Акт первый. У Фадинара

Гостиная. Восьмиугольная комната. В глубине по углам двери, открывающиеся на сцену.

На переднем плане – две боковые двери; налево, вплотную к стене, – стол, покрытый скатертью. На столе поднос с графином, стаканом, сахарницей. Вокруг стола стулья.

Сцена первая

Виржини, Феликс.

Виржини (Феликсу, который пытается ее обнять).

Нет, оставьте меня, мсье Феликс! Мне не до шуток.

Феликс. Только один поцелуй!

Виржини. Я не хочу…

Феликс. Но мы же земляки. Я из Рамбуйе…

Виржини. Ах! Если бы пришлось целоваться со всеми, кто из Рамбуйе…

Феликс. Всего четыре тысячи жителей…

Виржини. Дело совсем не в этом… Ваш хозяин, господин Фадинар, сегодня женится… Вы меня пригласили, чтобы показать свадебные подарки… Пойдемте смотреть подарки!..

Феликс. У нас ещё много времени… Мой хозяин уехал вчера вечером к своему будущему тестю, чтоб подписать брачный контракт… Он вернётся только к одиннадцати часам со всеми приглашёнными на свадьбу, а затем прямо отправится в мэрию.

Виржини. А молодая – хорошенькая?

Феликс. Пфе! По-моему, вид у неё глуповатый, зато она из хорошей семьи… дочь садовода из Шарантоно… Папаши Нонанкура.

Виржини. Послушайте, господин Феликс, если вы услышите, что кому-нибудь нужна горничная… вспомните обо мне.

Феликс. Вы, значит, хотите уйти от вашего хозяина… господина Бопертюи?

Виржини. Не говорите мне о нём… Это брюзга высшей марки… Ворчливый, угрюмый, скрытный, ревнивый… А его жена!.. Я, конечно, не люблю говорить дурно о своих хозяевах…

Феликс. О!.. конечно, нет!

Виржини. Несносная баба! Кривляка! Недотрога, а сама из того же теста, что и другие!

Феликс. Ещё бы!

Виржини. Стоит только хозяину уйти… как она – раз! и исчезает… А вот куда?.. Мне небось никогда не скажет…

Феликс. О! Вы не можете больше оставаться в этом доме.

Виржини (опуская глаза). А потом, мне так хотелось бы служить вместе с земляком из Рамбуйе.

Феликс (целует её). О, моя Сена и Уаза!

Сцена вторая

Виржини, Феликс, Везине.

Везине (появляется из глубины, держа в руках дамскую шляпную картонку). Не смущайтесь… Это я, дядюшка Везине… Гости уже съехались?

Феликс (любезно). Нет ещё, старый колпак!

Виржини (тихо). Что вы делаете?

Феликс. Он глух как пень… сейчас вы убедитесь. (К Везине.) Итак, мы прибыли на свадьбу, молодой человек? Мы, значит, спляшем ригодон? Жалкое зрелище! (Предлагая ему стул.) Нуте-ка, располагайтесь!

Везине. Благодарю вас, мой друг, благодарю. Сначала мне казалось, что встреча была назначена в мэрии, но потом я узнал, что здесь, и тогда я явился прямо сюда.

Феликс. О да! Господин де ла Палисс скончался… умер от тяжёлой болезни! Вот-вот!

Везине. Нет-нет, не пешком, а в фиакре. (Вручая Виржини картонку.) отнесите в комнату новобрачной… Это мой свадебный подарок… Будьте осторожней… Он очень хрупкий…

Виржини (в сторону). Вот случай, чтобы взглянуть и на другие подарки. (Кланяясь Везине.) Прощайте душенька Глухня! (Уходит с картонкой во вторую дверь налево.)

Везине. Она очень мила, эта малютка! Хе-хе! Как приятно смотреть на такую хорошенькую мордашку!

Феликс (предлагая ему стул). Ну, уж извините! Это слишком! В вашем-то возрасте! Пора покончить с этим!.. Старый негодник!

Везине (садясь). Мерси! (В сторону.) он вполне приличен, этот малый!

Сцена третья

Везине, Фадинар, Феликс.

Фадинар (входя, кому-то находящемуся за дверью). Распрягите лошадей! (проходит в комнату.) Ах, что за приключение!.. оно стоило мне двадцать франков, но я не жалею… Феликс!

Феликс. Сударь?

Фадинар. Представь себе…

Феликс. Господин Фадинар приехал один? А свадебный поезд? А гости?

Фадинар. Они ещё в Шарантоно, грузятся в восемь фиакров. Я отправился вперёд, чтобы посмотреть, всё ли в порядке в моём новом гнёздышке… Обойщики уже закончили работу? Принесли свадебные подарки?

Феликс (указывая налево). Да, сударь, она уже там, в спальне…

Фадинар. Прекрасно! Итак, представь себе, что, выехав сегодня в восемь часов утра из Шарантоно, я…

Везине (про себя). Мой племянник заставляет себя ждать…

Фадинар (заметив Везине). Дядюшка Везине! (Феликсу.) Уходи! У меня есть собеседник получше тебя!

Феликс уходит.

(Начинает снова свой рассказ.) Представьте себе, что выехав…

Везине. Мой дорогой племянник, разрешите мне поздравить вас… (Пытается поцеловать Фадинара.)

Фадинар. Как? С чем? Ах, да! (ответив на поцелуй, в сторону.) Все родственники моей жены страшно любят целоваться. (Громко, тоном рассказчика.) Выехав сегодня в восемь часов утра из Шарантоно…

Везине. А где новобрачная?

Фадинар. Она следует за мной… в восьми фиакрах… (Продолжая.) Выехав сегодня утром в восемь часов из Шарантоно…

Везине. Я принёс свадебный подарок…

Фадинар (пожимая ему руку). Очень мило с вашей стороны. (Возвращаясь к своему рассказу). Я ехал в кабриолете… через Венсеннский лес… и вдруг замечаю, что потерял хлыст…

Везине. Мой дорогой племянник, такие чувства делают вам честь.

Фадинар. Какие чувства? Ах, чёрт возьми, я всегда забываю, что он глухой! Но всё равно. (Продолжая.) Так как ручка у моего хлыста серебряная, я остановил лошадь и слез… Шагах в ста от того места, где я остановился, я нашёл мой хлыст в крапиве… конечно, я обжёг руку…

Везине. Я очень счастлив…

Фадинар. Благодарю вас!.. Итак, я возвращаюсь обратно и не вижу кабриолета! Мой кабриолет исчез!

Феликс (появляясь на лестнице). Сударь, вы потеряли свой кабриолет?

Фадинар (Феликсу). Господин Феликс, я беседую со своим дядюшкой, который меня не слышит… Прошу вас не вмешиваться в семейные излияния чувств…

Везине. Я скажу больше… Только у хороших мужей бывают хорошие жёны…

Фадинар. Да-да!.. Тюр-лю-лю-тю-тю! Тра-ля-ля-ля!.. Мой кабриолет исчез… Я расспрашиваю всех встречных, и мне говорят, что видели какой-то кабриолет на лесной поляне… Я спешу туда… и что я вижу? Моя лошадь жуёт какой-то пучок соломы, разукрашенный маками. Я приближаюсь… и слышу женский крик: « О боже… моя шляпа!» Пучок соломы оказался шляпой. Она повесила шляпу на дерево, увлекшись беседой с неким военным.

Феликс (в сторону). Ха-ха, вот это здорово!

Фадинар (Везине). Между нами, я думаю, что эта игривая девица…

Везине. Нет, я же из Шайо… Я проживаю в Шайо.

Фадинар. Тюр-лю-тю-тю! Тра-ля-ля-ля!

Везине. Около пожарной части…

Фадинар. Хорошо, я согласен!.. Итак, только я собрался принести свои извинения даме и предложить ей возместить убытки, как вдруг вмешивается этот военный… прямо какой-то бешеный африканец. Он начал с того, что осмелился обозвать меня «ничтожным сморчком», чёрт возьми! Кровь ударила мне в голову… и, клянусь, я тоже обозвал его… Он бросается на меня… я отскакиваю, влетаю прямо в кабриолет… от толчка лошадь пускается рысью… и вот я здесь… Я успел только бросить ему монету в двадцать франков… за шляпу… А может быть, это были двадцать су? Я не совсем в этом уверен, но я выясню сегодня вечером, когда подсчитаю денежные расходы. (Вытаскивая из кармана остатки соломы, украшенной маками.) Вот где мои денежки.

Везине (рассматривая растерзанную шляпу). Прекрасная соломка!

Фадинар. Да, но для меня дороговата!

Везине. Такую шляпку достать нелегко. Я кое-что в этом понимаю.

Феликс (подходя к ним и беря шляпу из рук Везине). Покажите-ка.

Фадинар. Господин Феликс, я просил вас не вмешиваться в мои семейные дела.

Феликс. Но, сударь…

Фадинар. Молчать, болван! Как говорили в старое доброе время…

Феликс уходит наверх.

Везине. Скажите, в котором часу мы отправляемся в мэрию?

Фадинар. В одиннадцать часов! В одиннадцать часов! (Показывая на пальцах.)

Везине. Обед будет поздно… Я успею ещё поесть рисовой кашки… Вы разрешите? (Уходит наверх.)

Фадинар. Прошу вас!.. вы доставите мне огромное удовольствие.

Везине (возвращается, чтобы расцеловать его). Прощайте, мой дорогой племянник!

Фадинар. Прощайте, дорогой дядюшка! (К Везине, который пытается его поцеловать.) В чём дело? Ах, да… Семейная мания. (Подставляя щеку.) Ну вот! (В сторону.) Ну, уж нет… Как только я женюсь, ты меня больше не заставишь развлекаться подобным образом.

Везине. А другую щеку?

Фадинар. Вот именно, я так и сказал – «в другую щеку!»

Везине целует его в другую щеку.

Ну вот. (Поёт.)

Прощай же, старый губошлёп:

Что за привычка целоваться?

Скорей мне нужно скрыться, чтоб

С тобою вновь не повстречаться!

Везине (поёт).

Прощай, племянник! Я опять

Сюда вернусь без опозданья,

Чтобы успеть расцеловать

Тебя до бракосочетанья!

(Уходит.)

Феликс спускается с лестницы и уносит остатки соломенной шляпки в комнату налево.

Сцена четвёртая

Фадинар один.

Фадинар. Наконец-то… Через час я стану женатым человеком… Я больше не буду слышать ежеминутных криков моего тестя: «Зять мой! Я расторгаю вашу помолвку!», «Я расторгаю всё!» Вам когда-нибудь приходилось поддерживать отношения с дикобразом? Мой тесть вылитый дикобраз… Я познакомился с ним в омнибусе… Его первым словом… был пинок ногой… Я только что собрался ему ответить ударом кулака, как вдруг один взгляд его дочери заставил меня разжать пальцы… и передать кондуктору его шесть су… После того как я оказал ему эту услугу, дикобраз немедленно признался мне, что он садовод из Шарантоно… Любовь делает нас удивительно находчивыми… Я тотчас же спросил: «Вы продаете морковную рассаду, сударь?» «Нет, – ответил он, – но у меня есть прекрасная герань». В ту же минуту меня осенила прекрасная мысль: «Сколько стоит горшок?» – «Четыре франка». – «Поедемте!» Приехав к нему, я выбрал четыре горшка герани, – были как раз именины моего швейцара, – и попросил руки его дочери. «Кто вы такой?» – У меня двадцать четыре франка ренты…» – «Убирайтесь вон!» – «…в день». – «Садитесь, пожалуйста». Теперь вы постигаете всю низость характера моего тестя?! В ту же минуту я был приглашён отведать капустного супа в обществе кузена Бобена, длинноногого простофили, который имеет привычку лезть с поцелуями ко всем подряд… и в особенности к моей жене… Меня успокаивают: «Подумаешь, они выросли вместе!» Но я считаю, что это не основание… Вот когда я наконец женюсь… Женюсь!! (К публике.) С вами тоже так бывает?.. от этого слова у меня мурашки бегают и каждый волосок встаёт дыбом… Через час я буду… (горячо) женатым! У меня будет маленькая жёнушка, которая будет принадлежать мне одному!.. И я смогу её целовать спокойно, не слыша криков известного вам дикобраза: «Сударь, не наступайте на грядки!» Бедная маленькая жёнушка! (К публике.) Вы знаете, мне кажется, что я ей буду верен… честное слово! Вы думаете – нет? О, конечно, – да! Она так мила, моя Элен, так прелестна в венке из флердоранжа. (Поёт.)

В стенах прекрасной Барселоны,

Да, Барселоны!

Вам не пришлось ли быть влюблённым

В красотку, полную огня.

С лицом, загаром опалённым.

Чей дерзкий взор неугомонно

Зовёт, волнуя и маня?

Так знайте, что моя подруга

На ту испанку не похожа:

Она тиха… скромна… ну что же?

Ведь в этом – счастье для супруга!

Роза… в венке из флердоранжа – вот точный портрет моей Элен! Я устроил для неё очаровательную квартирку… Как видите, здесь неплохо! (Указывая налево.) Но там дальше – восхитительно! Прелестно! Настоящий рай из красного дерева, да ещё с занавесками из замши… Это очень дорого, но зато красиво… Настоящая обстановка для медового месяца… О боже, как мне хочется, чтобы было уже четверть первого ночи… Кто-то пришёл. Поднимаются по лестнице! Это она, моя Элен, со своими подружками! По спине мурашки забегали… а вам мурашек не надо ли? Могу поделиться.

Сцена пятая

Фадинар, Анаис, Эмиль в офицерской форме. Дверь открывается, на пороге появляются дама без шляпы и офицер.

Анаис (Эмилю). Эмиль, я прошу вас…

Эмиль. Входите, мадам, и ничего не бойтесь.

Входят.

Фадинар (в сторону). Владелица шляпы и её африканец! Чёрт возьми!

Анаис (взволнованно). Эмиль, ради бога, не надо скандала!

Эмиль. Успокойтесь! Я не дам вас в обиду. (Фадинару.) Вы не рассчитывали увидеть нас снова, сударь?

Фадинар (принуждённо улыбаясь). О, безусловно! Ваше посещение делает мне честь… Но я должен признаться, что именно в эту минуту… (В сторону.) Чего они от меня хотят?

Эмиль (резко). Предложите по крайней мере даме стул.

Фадинар (пододвигая кресло). Ах! Простите… Сударыня желает присесть? Я не знал этого. (В сторону.) А моя свадьба, а мои гости…

Анаис садится.

Эмиль (садясь с ней рядом). У вашей лошади хороший ход…

Фадинар. Да, неплохой, вы очень любезны… Вы следовали за ней пешком?

Эмиль. О нет, сударь, я приказал своему денщику встать к вам на запятки.

Фадинар. Ах, так?! Если бы я знал. (В сторону.) У меня же был хлыст.

Эмиль (резко). Если бы вы знали – то?..

Фадинар. Я предложил бы ему сесть в кабриолет. (В сторону.) Он начинает меня раздражать, этот африканец!

Анаис. Эмиль, у нас мало времени, сократим этот визит.

Фадинар. Я совершенно согласен с вами, сударыня, сократим… (В сторону.) С минуты на минуту появится моя свадебная процессия.

Эмиль. Сударь, вам в высшей степени необходимо научиться правилам приличия.

Фадинар (оскорбившись). Лейтенант!

Эмиль встаёт.

(Более беспокойно.) Я уже кончил школу…

Эмиль. Вы очень невежливо покинули нас в Венсениском лесу.

Фадинар. Я очень спешил.

Эмиль. Вы, конечно, нечаянно уронили эту мелочь…

Фадинар (беря монету). Двадцать су? Смотрите-ка, значит я бросил двадцать су?! Я так и думал. (Роясь в кармане.) Это была ошибка… Я очень сожалею, что затруднил вас… (Протягивая Эмилю золотой.) Вот пожалуйста!

Эмиль (не берёт его). Это ещё что такое?

Фадинар. Двадцать франков… за шляпу.

Эмиль (гневно). Сударь!

Анаис (вставая). Эмиль!

Эмиль. Я обещал своей даме сохранять спокойствие.

Фадинар (роясь в кармане). Я думал, что стоимость шляпки… Может быть, добавить ещё три франка? Я не постою за этим.

Эмиль. Дело не в стоимости, сударь. Мы явились сюда не для того, чтобы требовать денег.

Фадинар ( в изумлении). Но тогда… Чего же вы требуете?

Эмиль. Прежде всего, извинений, сударь, принесите ваши извинения даме.

Фадинар. Извинения? Я должен приносить извинения?

Анаис. Это не имеет значения, я вас от них освобождаю.

Эмиль. Ничуть, сударыня, я не дам вас в обиду…

Фадинар. За этим дело не станет, сударыня, хотя, говоря откровенно, ведь это же не я съел вашу шляпку?

Эмиль. Что вы хотите сказать?!

Фадинар. Послушайте. Зачем ваша дама развешивает свои шляпы на деревьях? Дерево – это же не какой-нибудь гриб. Зачем ваша дама гуляет в лесу с военными? Это весьма подозрительно, сударыня.

Анаис. Сударь?

Эмиль (гневно). Что вы хотите сказать?!

Анаис. Знайте же, что господин Тавернье…

Фадинар. Кто такой Тавернье?

Эмиль (резко). Это я, сударь!

Анаис. Господин Тавернье – мой кузен… Мы выросли вместе.

Фадинар (в сторону). Мне это знакомо… это её Бобен.

Анаис. И если я отправилась с ним на прогулку…то только для того, чтобы побеседовать о его будущем, о его карьере, чтобы наставить его на путь истинный…

Фадинар. И для этого вы сняли шляпку?

Эмиль (Схватив стул и ударяя им по паркету). Чёрт возьми!

Анаис. Эмиль! Не надо шуметь!

Эмиль Разрешите, сударыня…

Фадинар. Не ломайте мои стулья. (В сторону.) Я его спущу с лестницы! Нет! Он может упасть прямо на голову моим гостям.

Эмиль. Закончим, сударь…

Фадинар. Я только что хотел сказать то же самое, но вы… предупредили меня.

Эмиль. Желаете ли вы, наконец, принести ваши извинения моей даме?

Фадинар. Как же! С большим удовольствием! Я спешу… Сударыня, прошу вас, примите уверения в моём почтительном уважении, с которым… Ладно, я задам хорошую трёпку моей лошадке.

Эмиль. Этого недостаточно.

Фадинар. Недостаточно? Хорошо, я отправлю её на вечную каторгу.

Эмиль (ударяя кулаком по спинке стула). Сударь!

Фадинар. Не ломайте же мои стулья, наконец!

Эмиль. Да, этого недостаточно.

Голос Нонанкура за дверью: «Подождите нас здесь… Мы сейчас вернёмся».

Анаис (в ужасе). О боже! Кто-то идёт!

Фадинар ( в сторону). Чёрт возьми! Мой тесть! Если он застанет здесь женщину – все погибли!

Анаис (в сторону). Боже! Я застигнута в чужом доме! Как быть? (Заметив дверь направо.) Ах! (Скрывается за ней.)

Фадинар (бежит за ней). Сударыня, но позвольте! (Обращаясь к Эмилю.) Сударь…

Эмиль (уходя налево). Отделайтесь поскорее от этих людей… мы продолжим разговор…

Фадинар (закрывая за ним дверь и увидев входящего Нонанкура). Как раз вовремя!

Сцена шестая

Фадинар, Нонанкур, Элен, Бобен, все в свадебных туалетах. Элен в венке из флердоранжа, с букетом в руках.

Нонанкур. Зять мой! Я расторгаю всё! Вы… вы ведёте себя как неотёсанный мужик!..

Элен. Но, папа…

Нонанкур. Дочь моя, молчи!

Фадинар. Но что я такого сделал?

Нонанкур. Свадебная процессия внизу – в восьми фиакрах…

Бобен. Великолепное зрелище!

Фадинар. Ну и что же?

Нонанкур. Вы обязаны были встретить нас у подъезда…

Бобен. И расцеловать нас.

Нонанкур. Принесите извинения моей дочери…

Элен. Но, папа…

Нонанкур. Дочь моя, молчите! (Фадинару.) Итак, сударь, я жду извинений!

Фадинар (в сторону). Я, кажется, из них не вылезу… (Громко, к Элен.) примите, сударыня, мои уверения в совершенном к вам почтении…

Нонанкур (прерывая его). Затем – почему вы уехали сегодня утром из Шарантоно, не попрощавшись с нами?

Бобен. Не расцеловав нас!

Нонанкур. Молчи, Бобен! (Фадинару.) Отвечайте же!

Фадинар. Вы же спали!

Бобен. Неправда! Я чистил сапоги…

Нонанкур. Всё ясно! Вы поступаете так потому, что в ваших глазах мы деревенские жители… крестьяне…

Бобен (плача). Са-до-воды…

Нонанкур. Он не стоит этих слёз.

Фадинар (в сторону). Ага! дикобраз себя показывает!

Нонанкур. Вы уже начали презирать свою семью.

Фадинар. Послушайте, дорогой тесть, примите слабительное… я уверен, что это вас успокоит.

Нонанкур. Брак ещё не состоялся, сударь, его можно расторгнуть.

Бобен. Расторгайте, дядюшка, расторгайте!

Нонанкур. Я никому не позволю наступать себе на ногу! (Трясёт ногой.) О боже!

Фадинар. Что с вами?

Нонанкур. Эти лакированные ботинки страшно жмут и раздражают меня. (Нога продолжает трястись.) Чёрт!

Элен. Они разносятся, папа! (Пожимает плечами.)

Фадинар (вглядывается в неё, в сторону). Что это с ней?

Нонанкур. Миртовое дерево уже привезли?

Фадинар. Миртовое? А для чего?

Нонанкур. Это эмблема, сударь!

Фадинар. Ах!

Нонанкур. Вы смеётесь! Вы смеётесь над нами потому, что мы деревенские жители, крестьяне.

Бобен (плача). Са-до-воды…

Фадинар. Ну хватит, хватит!

Нонанкур. Смейтесь! Мне всё равно! Я хочу собственноручно поставить это миртовое дерево в спальню своей дочери… для того чтобы она могла сказать… (Дёргая ногой.) Чёрт!

Элен (отцу). Ах, папа, как вы добры! (Пожимает плечами.)

Фадинар (в сторону). Опять! Какой-то тик! Как я этого раньше не заметил!

Элен. Папа!

Нонанкур. Что?

Элен. Меня колет булавка, вот тут, на спине.

Фадинар. Я тоже обратил на это внимание!

Бобен (быстро засучивая рукава). Минуточку, кузина.

Фадинар (останавливая его). Сударь, остановитесь!

Нонанкур. Подумаешь! Они же выросли вместе!

Бобен. Это же моя кузина!

Фадинар. Ну и что же… не лезьте на грядки!

Нонанкур ( указывая дочери на комнату, в которой находится Эмиль). Иди туда!

Фадинар (в сторону). К африканцу? Благодарю покорно! (Загораживая ей дорогу.) Нет, не сюда.

Нонанкур. Почему?

Фадинар. Там полно обойщиков.

Нонанкур (дочери). Ну походи, встряхнись – она и вылетит. (Дёргая ногой.) Чёрт! Я не выдержу, пойду надену ночные туфли. (Направляется в комнату, где находится Анаис.)

Фадинар (преграждая ему дорогу). Нет! Не сюда!

Нонанкур. Почему?

Фадинар. Сейчас объясню… там полно печников.

Нонанкур. Ах, так! Вы, кажется, пригласили сюда всех мастеров? Ну, собирайтесь! Пойдёмте, нас ждут. Бобен, предложи руку своей кузине. Зять мой, едемте в мэрию! (трясёт ногой.) Боже!

Фадинар (в сторону). А куда я дену этих двоих?.. (Громко.) Я следую за вами… только возьму шляпу и перчатки.

Нонанкур, Элен, Бобен (поют).

Быстрей, зятёк, не опоздать бы!

Вас не хватает только лишь!

Кареты ждут! Скорей на свадьбу,

Какой не видывал Париж!

Фадинар (поёт).

Совсем меня не нужно звать бы,

Я сам бегу за вами вслед,

Сам со всех ног бегу на свадьбу, –

Ведь без меня и свадьбы нет!

Элен и Бобен (поют).

О сударь, вам не опоздать бы…

Вас не хватает только лишь!

Кареты ждут! Скорей на свадьбу,

Какой не видывал Париж!

Все, кроме Фадинара, уходят.

Сцена седьмая

Фадинар, Анаис, Эмиль, затем Виржини.

Фадинар (подбегая к комнате, в которой прячется дама). Выходите, сударыня… Вы не можете больше здесь оставаться… (Подбегает к другой комнате.) Ну-ка, сударь, убирайтесь!

Из комнаты налево выходит Эмиль.

Входит Виржини, держа в руках обрывки соломенной шляпки. Она не видит присутствующих; Фадинар, отошедший в глубину, не видит Виржини.

Виржини (смеётся). Вот это забавно!

Эмиль (в сторону). О небо! Виржини!

Анаис (приоткрывая правую дверь). Моя горничная! Мы погибли! (Прислушивается, охваченная волнением, так же как и Эмиль.)

Виржини. Дама, которая так увлеклась прогулкой в Венсеннском лесу, что не заметила, как у неё съели шляпку!

Фадинар (оборачиваясь и замечая Виржини). А эта ещё откуда взялась?

Виржини (разглядывая шляпу). Как она похожа на шляпку моей госпожи… Вот было бы забавно!

Эмиль (тихо). Отошлите эту девку, или я вас убью!

Виржини. Я должна разузнать…

Фадинар (набрасываясь на неё). Чёрт возьми! (Вырывая у неё остатки шляпы.) Убирайся!

Виржини (напуганная появлением Фадинара). Сударь! Сударь!

Фадинар (толкая её к выходу). Убирайся, или я убью тебя!

Виржини (с криком ужаса убегает). Ах!

Сцена восьмая

Эмиль, Анаис, Фадинар.

Фадинар (Возвращаясь). Что это ещё за особа? Что всё это значит?! Ну вот! Прекрасно, теперь она теряет сознание! (Подхватывает Анаис.)

Эмиль (подбегая к Анаис). Анаис!

Фадинар. Поторопитесь, сударыня, я очень спешу!

Голос Нонанкура: «Зять, а зять, где вы?!»

Сейчас, сейчас!

Эмиль. Стакан воды, сударь, немедленно стакан воды! С сахаром!

Фадинар (теряя голову). Сейчас, сейчас, чёрт побери! Какое невезение! (Наливает стакан воды и кладёт в него сахар.)

Эмиль. Дорогая Анаис! (Фадинару.) Чёрт возьми! Что вы копаетесь?

Фадинар (размешивая сахар). Он же должен растаять, дьявол. (К Анаис.) сударыня, я не хотел бы вас тревожить, но я думаю, что, если вы вернётесь к себе домой!..

Эмиль. Сударь, это теперь совершенно невозможно…

Фадинар. Как? Почему теперь это невозможно?

Анаис (задыхающимся голосом). Эта девушка, эта…

Фадинар. Ну, сударыня, продолжайте!

Анаис. Эта девушка – моя горничная, она узнала шляпку… она всё расскажет моему мужу…

Фадинар. Мужу? Вот это да! Ещё мужей тут не хватало!

Эмиль. Он грубиян и ревнивец!

Анаис. Если я вернусь без этой проклятой шляпы… то мой муж, который всё видит в чёрном свете… вообразит такие вещи…

Фадинар (в сторону). От которых у него почернеет в глазах.

Анаис (в отчаянии). Я погибла… скомпрометирована… Ах, я чувствую, что я умру от всего этого!

Фадинар (быстро). Только не здесь, сударыня, только не здесь! Квартира для этого совсем не приспособлена.

Голос Нонанкура: «Зять, а зять, где вы?»

Сейчас, сейчас! (Выпивая воду, Эмилю.) Итак, что же мы, наконец, решаем?

Эмиль (к Анаис.) Совершенно необходимо достать точно такую же шляпку… и мы спасены!

Фадинар (в сторону). Это мысль! Африканец совершенно прав. (Протягивая остатки шляпы, громко.) Возьмите, сударыня, этот образчик. Я совершенно уверен, что, если вы сейчас же отправитесь по магазинам…

Анаис. Я, сударь? Но я же умираю!

Эмиль. Вы что, не видите, что дама при смерти? Скорее, стакан воды!

Фадинар (протягивая ему стакан). Пожалуйста! (Заметив, что он пустой.) Ах, кто-то уже выпил воду! Но вы-то, сударь, вы-то не при смерти?

Эмиль. Вы с ума сошли, сударь, покинуть даму в таком состоянии?!

Голос Нонанкура: «Зять, а зять, где вы?»

Фадинар. Сейчас, сейчас! (Поставив стакан на стол.) Но, чёрт возьми, сударь, шляпа не водрузится сама по себе на голову этой дамы!

Эмиль. Безусловно! Итак, спешите, сударь, бегите!

Фадинар. Я?!

Анаис (приподнимаясь в страшном волнении). Во имя господа бога! Умоляю вас, идите скорее! Бегите!

Фадинар. Бежать – это, конечно, очень мило, но… я женюсь сегодня, сударыня, я имею честь сообщить вам об этом знаменательном событии… Свадебная процессия ожидает меня у подъезда…

Эмиль (резко). Мне плевать на вашу свадьбу!

Фадинар. Лейтенант!

Анаис. Главное, обратите внимание на качество соломки, сударь, выберите точно такую же… Мой муж хорошо знает эту шляпку.

Фадинар. Но, сударыня…

Эмиль. Не забудьте о маках…

Фадинар. Но, позвольте…

Эмиль. Мы обождём вас здесь, мы готовы ждать две недели, месяц, если потребуется.

Фадинар. Значит, я должен мчаться галопом за шляпкой, рискуя превратить мою свадебную процессию в бродячий цирк! Вы прелестно придумали!

Эмиль (хватая стул.) Итак, сударь, идёте вы или нет?

Фадинар (выхватывая у него стул). Конечно, сударь, я иду, только оставьте мои стулья в покое… Не трогайте здесь ничего, не прикасайтесь к вещам, чёрт побери! (В сторону.) Побегу к первой попавшейся модистке. Но что мне делать с моими восемью фиакрами? И мэром, который нас ждёт? (Машинально садится на стул.)

Голос Нонанкура: «Зять, а зять, где вы?»

(Вставая.) Я пойду и всё расскажу моему тестю.

Анаис. Это невозможно!

Эмиль. Ни одного слова… иначе вы умрёте!

Фадинар. Прекрасно! Вы очень любезны!

Голос Нонанкура, который стучит в дверь: «Зять, где вы, зять мой?»

Анаис и Эмиль (подбегая к Фадинару). Не открывайте! Ради бога, не открывайте!

Бросаются каждый по обе стороны двери таким образом, что, когда дверь раскрывается, они оказываются прикрытыми её створками.

Сцена девятая

Фадинар. Эмиль и Анаис – за дверью. Нонанкур, затем Феликс.

Нонанкур (появляясь в дверях с горшком миртового дерева). Мой зять, я расторгаю всё! (Хочет войти.)

Фадинар (преграждая ему путь). Я готов, едем!

Нонанкур (пытаясь войти). Подождите, я должен поставить это дерево.

Фадинар (наступая на него). Сюда нельзя, не входите.

Нонанкур. Почему?

Фадинар. Здесь полным-полно маляров. Идёмте, идёмте!

Оба исчезают, дверь захлопывается.

Анаис (в отчаянии кидаясь в объятия Эмиля). Ах, Эмиль!

Эмиль (кидаясь в объятия Анаис, так же). Ах, Анаис!

Феликс (входит). А это ещё что такое?

Занавес.

 

Акт второй

Салон модистки. Налево – конторка, на ней этажерка. На этажерке болванка из папье-маше, которой обычно пользуются модистки. На болванке дамская шляпка. На конторке чернильница, перья и толстая книга для записей. Налево и направо – двери. В глубине – входная дверь, по сторонам этой двери скамейки, стулья. Кроме шляпной болванки, в комнате нет ни одного предмета, напоминающего о профессии хозяйки. Это салон, мастерские же и магазин находятся в соседних помещениях. Центральная входная дверь открывается в прихожую.

Сцена первая

Клара, затем Тардив’o.

Клара (на пороге салона, кому-то в мастерской). Поторопитесь, девушки. Заказ очень срочный. (Входя.) А господина Тардив’o до сих пор нет! Никогда в жизни не встречала такого счетовода. Копуша! Он слишком стар… Надо взять молодого…

Тардив’o (вбегая в центральную дверь). Уф! Вот и я! Совершенно мокрый. (Вынимает из шляпы платок и вытирает лоб.)

Клара. Примите мои поздравления, господин Тардив’o. Вы сегодня чрезвычайно рано…

Тардив’o. Это не моя вина, сударыня… Я встал ровно в шесть часов утра. (В сторону.) О господи! Как жарко! (Громко.) Я разжёг огонь, я побрился, я сварил суп, я его съел…

Клара. Суп? Какое мне до этого дело?

Тардив’o. Я совершенно не могу пить кофе с молоком… это мне вредит… и, так как я сегодня был в карауле…

Клара. Вы?

Тардив’o. Мне пришлось снять свой мундир… потому что в салоне модистки… форма… может…

Клара. Но, папаша Тардив’o, вам уже давно перевалило за пятьдесят…

Тардив’o. Мне уже шестьдесят два, сударыня, к вашим услугам…

Клара. Благодарю покорно.

Тардив’o. Но, снизойдя к моему ходатайству, правительство оказало мне милость и продлило срок моей службы…

Клара. Какая самоотверженность! Какое усердие!

Тардив’o. О нет! Это только для того, чтобы встречаться с Труибером.

Клара. А это ещё кто такой?

Тардив’o. Труибер? Преподаватель игры на кларнете… Мы всегда устраиваемся так, чтобы попасть вместе в караул, и мы проводим всю ночь, распивая сахарную воду… Это моя единственная слабость … пиво мне вредит. (Садится за конторку.)

Клара (в сторону). Старый маньяк!

Тардив’o (в сторону). О боже! Как жарко… рубашка совершенно мокрая.

Клара. Господин Тардив’o, у меня к вам срочное поручение. Вы сейчас помчитесь…

Тардив’o. Простите… Здесь есть кое-что из моей одежды, и, прежде чем отправиться в путь, я попрошу вашего разрешения надеть фланелевый жилет…

Клара. Пожалуйста, но только когда вы вернётесь. А сейчас вы помчитесь на улицу Рамбюто, в позументную мастерскую…

Тардив’o. Но я…

Клара. Вы возьмёте там трёхцветные шарфы…

Тардив’o. Трёхцветные шарфы?

Клара. Это для мэра, заказ из провинции, вы знаете…

Тардив’o (выходя из-за конторки). У меня рубашка совершенно мокрая.

Клара. Как? Вы ещё не ушли?

Тардив’o. Ну вот! (В сторону.) О боже! Как мне жарко! Переоденусь, когда вернусь. (Уходит через входную дверь.)

Сцена вторая

Клара, затем Фадинар.

Клара (одна). Всем моим мастерицам хватает работы… Дела идут хорошо… Это была блестящая идея – открыть шляпный салон… Прошло только четыре месяца, и уже масса клиентов… Впрочем, это естественно. Я совершенно не похожа на других модисток… Я добродетельна, у меня нет возлюбленных… в настоящий момент…

Слышен шум подъезжающих экипажей.

Что это такое?

Фадинар (стремительно входит). Сударыня, мне нужна шляпка из соломки, быстро, немедленно, спешите!

Клара. Шляпку из?.. (Узнав Фадинара.) Ах! Боже мой!

Фадинар. Чёрт! Клара! Моя бывшая… А невеста за дверью и те же гости… (Громко, направляясь к двери.) Ах, у вас их не бывает? Очень хорошо, я вернусь…

Клара (удерживая его). Ах, это вы! Наконец-то! Откуда вы явились?

Фадинар. Тсс… только без шума… Я вам всё объясню… Я прибыл из Сомюра.

Клара. После шести месяцев отсутствия?

Фадинар. Да… Я опоздал к отходу дилижанса… (В сторону.) Ужасная встреча!

Клара. Вы очень любезны! Значит, вот как вы обращаетесь с женщинами, которые…

Фадинар. Тсс! Только без шума! Я признаюсь… Я был слегка неправ…

Клара. Как это – слегка неправ? Господин соизволил мне сказать: «Я поведу тебя в «Шато де флер…». Отправились. По дороге попадаем под страшный ливень, и, вместо того чтобы нанять карету, вы предложили мне войти… куда? В пассаж «Панорамы».

Фадинар (в сторону). Действительно, у меня хватило на это наглости…

Клара. Очутившись там, вы мне сказали: «Подожди меня минутку, я пойду за зонтиком». Я осталась ждать, и вы вернулись… через… шесть месяцев и… без зонтика!

Фадинар. О! Клара! Ты преувеличиваешь! Во-первых, прошло только пять с половиной месяцев… а что касается зонтика, то это простая забывчивость… Я сейчас схожу за ним.

Клара. Нет-нет… Я желаю получить объяснения.

Фадинар (в сторону). Чёрт возьми! Моя свадебная процессия томится в восьми фиакрах… (Громко.) Клара, моя дорогая малютка, ты же знаешь, как я люблю тебя. (Целует её.)

Клара. И подумать только, что этот человек обещал на мне жениться!

Фадинар (в сторону). Необыкновенное совпадение! (Громко.) Но я обещаю тебе не отказываться от обещания.

Клара. О! Если вы женитесь на другой… то… я устрою такой скандал!

Фадинар. О! О! Как она глупа! Мне жениться на другой женщине! Но я же доказал тебе… смотри, я становлюсь твоим клиентом. (Меняя тон.) Да, мне необходима шляпка из итальянской соломки… немедленно… и с маками.

Клара. Ясно! Для другой женщины!

Фадинар. О боже! Как она глупа! Соломенная шляпка… для… драгунского капитана, который хочет украсить своего полковника… (делая жест) понимаешь?

Клара. Гм! Я не особенно в этом уверена… но я прошу вас при одном условии…

Фадинар. Я его принимаю… только покороче!

Клара. Вы сегодня пообедаете со мной.

Фадинар. Чёрт побери!

Клара. А потом, вечером, вы поведёте меня в театр Амбитю.

Фадинар. Какая чудесная идея! Действительно блестящая идея! У меня как раз совершенно свободный вечер… Я только что думал: боже мой, как мне убить сегодняшний вечер? Пойдём выбирать шляпку!

Клара. Здесь мой салон… Пойдёмте в мастерские, только не вздумайте строить глазки моим мастерицам. (Уходит направо.)

Фадинар следует за ней. Входит Нонанкур.

Сцена третья

Фадинар, Нонанкур, затем Элен, Бобен, Везине, свадебные гости – дамы и мужчины.

Нонанкур (входит, держа в руках горшок с миртовым деревом). Мой зять, я расторгаю свадьбу.

Фадинар (в сторону). Чёрт, мой тесть!

Нонанкур. Где господин мэр?

Фадинар. Минутку, сейчас… я… схожу за ним… подождите меня…(Уходит направо.)

Элен, Бобен, Везине и гости (входят торжественной процессией и поют).

Великий час,

Друзья, родные,

Настал для нас

Прибыть в мэрию,

Где скажет «да»

Жених невесте –

И навсегда

Пробудут вместе!

Нонанкур. Наконец-то мы в мэрии! Дети мои, будьте внимательнее. Я советую вам вести себя как полагается… не снимайте перчаток – те, у кого они есть… Что касается меня… (Дёргает ногой; в сторону.) Боже! Как мне осточертело это дерево! Если бы я только знал, то оставил бы его в фиакре! (Громко.) …я страшно взволнован. А ты, дочь моя?

Элен. Папа, мне всё время колет в спину.

Нонанкур. Двигайся, тогда пройдёт.

Элен начинает ходить.

Бобен. Папаша Нонанкур, поставьте куда-нибудь ваше дерево.

Нонанкур. Нет! Я расстанусь с ним только тогда, когда разлучусь с моей дочерью. (К Элен, расчувствовавшись.) Элен! (Поёт.)

Когда ты родилась, дружочек,

Отметить дату я решил.

Купил на радостях горшочек

И этот кустик посадил.

Тебя, единственную дочку,

Любовно вскармливала мать,

Я ж кустик в глиняном горшочке

Старался чаще поливать.

Тебе твердила мать: «Попей-ка!»

Сосала ты что было сил.

Я ж кустик поливал из лейки,

Его кормилицей я был!

(Останавливается, трясёт ногой.) Чёрт! (Передаёт миртовое дерево Бобену.) На! Подержи это! У меня судорога.

Везине. Здесь очень мило. (Указывая на конторку.) Вот где он занимается! А это книга гражданских записей… Мы все в ней распишемся.

Бобен. А как же те, кто не умеет писать?

Нонанкур. Поставит крест. (Заметив болванку для шляп.) Смотрите, смотрите! Женский бюст! Правда, совсем не тот, что олицетворяет нашу республику.

Бобен. Да, тот, который у нас в Шарантоно, гораздо лучше сделан.

Элен. Папа, я что со мной будут делать?

Нонанкур. Ничего, девочка… Ты должна только опустить глазки и сказать «да», и всё будет кончено.

Бобен. Всё будет кончено! Ах! (Передавая дерево Везине.) Подержите, я сейчас расплачусь.

Везине (который только собрался высморкаться). С удовольствием. (В сторону.) Дьявол! Я же должен высморкаться. (Передавая дерево Нонанкуру.) Подержите, папаша Нонанкур.

Нонанкур. Благодарю! (В сторону.) Если бы я знал, то оставил бы его в карете.

Сцена четвёртая

Те же, Тардив’o.

Тардив’o (Входит запыхавшись и садится за конторку). Боже, как мне жарко! (Кладёт на конторку трёхцветные шарфы.) Вся рубашка мокрая.

Нонанкур (заметив Тардив’o и шарфы). Ну, вот и господин мэр со своим трёхцветным шарфом… наденьте перчатки.

Бобен (шёпотом). Дядюшка, я потерял одну…

Нонанкур. Спрячь руку в карман!

Бобен опускает в карман руку в перчатке.

Не эту, дурак!

Бобен прячет обе руки в карманы.

Тардив’o (выскакивает из-под конторки фланелевый жилет; в сторону). Наконец-то я смогу переодеться…

Нонанкур (берёт Элен за руку и подводит её к Тардив’o). Сударь, вот невеста. (Тихо.) Поздоровайся!

Элен делает несколько реверансов.

Тардив’o (быстро прячет свой жилет; в сторону). Что это означает?

Нонанкур. Это моя дочь.

Бобен. Это моя кузина.

Нонанкур. Я – её отец.

Бобен. Я – её кузен.

Нонанкур. А это наши родственники. (Ко всем.) Поздоровайтесь!

Все гости кланяются.

Тардив’o (кланяясь направо и налево; в сторону). Они очень вежливы, но мешают мне переодеться.

Нонанкур. Не желаете ли вы начать? (Ставит миртовое дерево на конторку.)

Тардив’o. С удовольствием. (Открывает книгу; в сторону.)Деревенская свадьба, приехавшая за покупками.

Нонанкур. Вы готовы? (Диктует.) Антуан, Пети-Пьер…

Тардив’o. Имена мне не нужны.

Нонанкур. Странно! (Гостям.) В Шарантоно их всегда спрашивают.

Тардив’o. Поторопитесь, сударь, мне страшно жарко. Пети-Пьер по фамилии Нонанкур. (Останавливается.) Чёрт!.. Простите моё волнение… Но у меня ботинок жмёт… (Раскрывая объятия, к Элен.) Ах, дочь моя…

Элен. Ах, папа! Мне всё время колет в спину.

Тардив’o. Сударь, не будем терять времени. (В сторону.) Безусловно, я схвачу плеврит. Ваш адрес?

Нонанкур. Имею все права гражданства.

Тардив’o. Где вы живёте?

Нонанкур. Садовод.

Бобен. Член Сиракузского общества садоводов!

Тардив’o. Хватит, наконец! Я не интересуюсь вашей биографией.

Нонанкур. Я закончил. (В сторону.) Он весьма язвителен, этот мэр. (К Везине.) Ваш черёд.

Везине не двигается.

Бобен (толкая его). Теперь – вам.

Везине (величественно приближаясь к конторке). Сударь, прежде чем возложить на себя миссию свидетеля…

Тардив’o. Простите…

Везине (продолжая). …я проникся теми обязанностями…

Нонанкур (в сторону). Куда, к чёрту, девался мой зять?

Везине. …и понял, что свидетель должен обладать тремя качествами…

Тардив’o. Но, сударь…

Везине. Во-первых…

Бобен (приоткрыв правую дверь). Ах! Дядюшка, поглядите!

Нонанкур. Ну, что ещё? (Взглянув, испускает крик.) Вот так штука! Мой зять целует женщину!

Все. О! Ах!

Волнение среди гостей.

Бобен. Развратник!

Элен. Какой ужас!

Нонанкур. В день своей свадьбы!

Везине (который ничего не слышал, к Тардив’o). Во-первых, быть французом… или по крайней мере иметь французское подданство…

Нонанкур (к Тардив’o). Остановитесь! Не продолжайте дальше! Я расторгаю всё! Зачеркните, сударь, зачеркните!

Тардив’o зачёркивает.

Я беру свою дочь обратно. Бобен, я отдаю её тебе!

Бобен (радостно). Ах! Дядюшка!

Сцена пятая

Те же, Фадинар.

Все (увидев Фадинара). Ах, вот он! (Поют.)

Какой испуг!

Как неприлично!

Попался вдруг

Жених с поличным,

Да-да, с поличным!..

Фадинар (поёт).

Какой испуг!

Что приключилось?

За что я вдруг

Попал в немилость,

Да-да, в немилость!

Но что случилось?.. Почему вы вышли из фиакров?

Нонанкур. Зять мой! Я расторгаю всё!

Фадинар. Это уже старо!

Нонанкур. Вы напомнили мне оргии времён Регентства! Позор, сударь, позор!

Бобен и гости. Позор! Позор!

Фадинар. Но что же такое я совершил?!

Все. О! О!

Нонанкур. И вы ещё спрашиваете? Нет! Ты у меня ещё спрашиваешь? Когда я сам тебя застал с твоей Коломбиной… несчастный… Арлекин.

Фадинар (в сторону). Чёрт побери, он всё видел! (Громко.) Что же, не буду отрицать.

Все. Ах!

Элен (в слезах). Он сознался!

Бобен. Бедная кузина! (Целуя Элен.) Фи, позор, сударь, позор! Фи!

Фадинар. Успокойтесь! (Бобену, отталкивая его.) Не наступайте на грядки!

Бобен. Она моя кузина!

Нонанкур. Это дозволено.

Фадинар. Ах! Дозволено!.. Ну что же, дама, которую я целовал, тоже моя кузина!

Все. Ах!

Нонанкур. Представьте меня ей… Я приглашу её на свадьбу.

Фадинар (в сторону). Только этого ещё не хватало! (Громко.) Бесполезно… Она не согласится… Она в трауре.

Нонанкур. В розовом-то платье?

Фадинар. Да, это траур по мужу.

Нонанкур. Ах, так? (К Тардив’o.) Сударь, я возобновляю всё! Бобен, я отбираю её у тебя!

Бобен (разозлившись, в сторону). Старый флюгер!

Нонанкур. Итак, мы можем снова начать. (Остальным.) Занимайте места.

Все гости садятся напротив Тардив’o.

Фадинар (на переднем плане, в сторону). Какого чёрта они собираются делать?

Тардив’o (отодвинув книгу и взяв в руки фланелевый жилет, в сторону). Нет, я не могу больше оставаться в таком состоянии…

Нонанкур (гостям). В чём дело? Он уходит. Кажется, он не регистрирует здесь браки.

Тардив’o (с жилетом в руках, в сторону). Мне совершенно необходимо переодеться. (Встаёт из-за конторки и собирается уходить.)

Нонанкур (гостям). Последуем за господином мэром! (Берёт с конторки своё дерево и идёт следом за Тардив’o.)

Вся процессия гуськом следует за Нонанкуром. Бобен берёт книгу записей. Везине – шарф, остальные – чернильницу, перо, линейку. Нонанкур ведёт дочь под руку. Тардив’o, увидев, что все идут за ним, ничего не понимает и поспешно скрывается в дверях.

Все (поют).

Поскольку мэр, наверно,

Их хочет обвенчать,

Последуем за мэром

И, чур, не отставать…

(Уходят.)

Сцена шестая

Фадинар, затем Клара.

Фадинар (один). Что они делают! Куда они пошли?

Клара (входя). Господин Фадинар!

Фадинар. А, Клара!

Клара. Вот ваш образчик, у меня нет ничего подходящего.

Фадинар. Как – нет?

Клара. Это очень тонкая соломка… Её нет в продаже… Вы нигде её не найдёте, уверяю вас. (Возвращает ему остатки шляпки.)

Фадинар (в сторону). Чёрт возьми! Я пропал!

Клара. Если вы подождёте недельки две, я выпишу для вас точно такую соломку из Флоренции.

Фадинар. Пятнадцать дней? Глупышка!

Клара. Я знаю в Париже только одну такую шляпку.

Фадинар (живо). Я её покупаю!

Клара. Но она не продаётся… Я сделала её неделю тому назад для госпожи баронессы де Шампиньи. (Подходит к конторке и начинает что-то прибирать.)

Фадинар (прохаживаясь по комнате, в сторону). Баронесса!.. Не могу же я явиться к ней и сказать: «Сударыня, за сколько вы продадите вашу шляпку?» Чёрт возьми, тем хуже для офицера и его дамы! Сначала я обвенчаюсь, а потом…

Сцена седьмая

Те же, Тардив’o, гости.

Тардив’o (вбегает испуганный, с фланелевым жилетом в руках). О боже! Как мне жарко!

В ту же минуту следом за ним появляется вся процессия. Нонанкур – с деревом, Бобен – с книгой, Везине – с шарфом. Увидев их, Тардив’o скрывается налево.

Все (поют).

Поскольку мэр, наверно,

Их хочет обвенчать,

Последуем за мэром

И, чур, не отставать…

(Уходят.)

Клара (остолбенев). Что это значит? (Идёт налево.)

Фадинар. Что они затеяли? Папаша Нонанкур! (Хочет пойти вслед за процессией.)

Его задерживает Феликс, вбегающий в комнату.

Сцена восьмая

Фадинар, Феликс, затем Клара.

Феликс. Мсье, я прямо из дома…

Фадинар. Что случилось? Этот военный…

Феликс. Он ругается, скрежещет зубами и ломает стулья…

Фадинар. Чёрт возьми!

Феликс. Он говорит, что вы его нарочно заставляете ждать… Что вы должны были вернуться через десять минут… что он вас поймает, когда вы вернётесь, что… рано или поздно, но вы попадётесь ему в руки…

Фадинар. Феликс, ты мой слуга. Я приказываю тебе выкинуть его в окно.

Феликс. Он не согласится.

Фадинар. А дама? Что с дамой?

Феликс. У неё нервные припадки… Она корчится от судорог… и плачет…

Фадинар. Ничего, успокоится.

Феликс. Пришлось послать за доктором, он уложил её в постель и…

Фадинар (кричит в ужасе). В постель? Как – в постель? В какую постель?

Феликс. В вашу, сударь!

Фадинар (с пафосом). Профанация! Я не желаю больше терпеть… Ложе моей Элен… которое я не смел осквернить даже взглядом! И вдруг какая-то дама катается по нему в судорогах! Беги! Подними её… смени бельё…

Феликс. Но, мсье…

Фадинар. Скажи им, что я нашёл предмет… что я иду по следу…

Феликс. Какой предмет?

Фадинар (выталкивая его). Иди, скотина! (Один.) Я не могу больше колебаться… Больная в моём доме, врачи! Мне нужна эта шляпка, я должен её достать любой ценой! Даже если мне придётся сорвать её с коронованной главы или с вершины обелиска!.. Да, но… что я буду делать со своей свадьбой?! (Кларе, которая входит.) Клара, скорей, скажи мне, где она живёт!

Клара. Кто?

Фадинар. Твоя баронесса.

Клара. Какая баронесса?

Фадинар. Баронесса со шляпкой, идиотка!

Клара (возмутившись). Как вы смеете!

Фадинар. Нет, дорогой ангел!.. Я хотел только сказать… дорогой ангел! Дай мне адрес.

Клара. Господин Тардив’o проводит вас туда… вот и он. Но вы женитесь на мне?

Фадинар. Ещё бы! Ей-богу!

Сцена девятая

Фадинар, Клара, Тардив’o, затем вся свадебная процессия.

Тардив’o (вбегая совершенно перепуганный). Что это за люди? Почему, чёрт возьми, они меня преследуют? Нет никакой возможности переодеться!

Клара. Скорее проводите этого господина к баронессе Шампиньи.

Тардив’o. Но, сударыня…

Фадинар. Поспешим! Это очень срочно! (К Тардив’o.) У меня здесь восемь карет… Сядем в первую… (Увлекает его в глубь сцены.)

Вся процессия, только что появившаяся в комнате, устремляется вслед за Тардив’o и Фадинаром.

Все (поют).

Поскольку мэр, наверно,

Их хочет обвенчать,

Последуем за мэром.

И, чур, не отставать!..

Клара, увидев, что уносят книгу для записей, пытается её отнять.

Занавес.

 

Акт третий

Богатый салон. В глубине – большая дверь, ведущая в столовую. Налево – дверь в другие комнаты. На переднем плане – кушетка. Направо – центральный вход, дальше – дверь в будуар. Обстановка салона отличается большой роскошью. Рояль.

Сцена первая

Баронесса де Шампиньи, Ахилл де Розальба.

Когда занавес раздвигается, двери, ведущие в столовую, широко открыты, виден роскошно сервированный стол.

Ахилл (входит). Очаровательно! Восхитительно! С каким вкусом украшены комнаты. (Взглянув в открытую дверь столовой.) А здесь что?.. Ага, сервирован ужин…

Баронесса (выходя из другой двери). Любопытный!

Ахилл. Дорогая кузина… Вы пригласили нас на музыкальный утренник, и я вижу приготовления к ужину… что это означает?

Баронесса. Это означает, дорогой виконт, что я намерена задержать своих гостей как можно дольше… После концерта – обед, после обеда – танцы… Такова программа.

Ахилл. Я ей подчиняюсь… У вас сегодня состоится концерт?

Баронесса. Да. Почему это вас интересует?

Ахилл. Потому, что я хотел просить вас оставить и для меня местечко в вашей программе. Я сочинил романс…

Баронесса ( в сторону). О боже!

Ахилл. Прелестное название: «Вечерний ветерок».

Баронесса. Главное – очень оригинальное.

Ахилл. Что касается идеи… то она пронизана свежестью…. Сгребают сено… Молодой пастух сидит на лужайке…

Баронесса. О конечно, конечно… Очень мило… в семейном кругу… конечно, во время игры в вист… Но сегодня, дорогой кузен, дорогу артистам! У нас будут знаменитости, блестящие таланты, и среди них самый модный певец – знаменитый Нинарди из Болоньи.

Ахилл. Нинарди?.. Что это такое?

Баронесса. Тенор, приехавший всего неделю назад в Париж и уже всем известный… Знаменитость! Его просто разрывают на части.

Ахилл Я его не знаю.

Баронесса. Я тоже… Но я должна была его заполучить… Я предложила ему три тысячи франков за исполнение двух романсов…

Ахилл. Возьмите «Вечерний ветерок»… бесплатно!

Баронесса (улыбаясь). Это слишком дорого… Сегодня утром я получила ответ сеньора Нинарди… вот он!

Ахилл. Автограф! Посмотрим!

Баронесса (читает). «Сударыня, вы просите спеть два романса, я спою три… Вы предлагаете мне тысячу экю – этого недостаточно…»

Ахилл. Однако!

Баронесса (продолжает). «Я соглашусь принять только один цветок из вашего букета».

Ахилл. Прелестно! Какая деликатность! Я напишу на эту тему романс!

Баронесса. Он очарователен!.. Прошлый понедельник он пел у графини де Брай… кстати, у неё такие красивые ножки… Вы знаете?

Ахилл. Да-да! Что же дальше?

Баронесса. Угадайте, что он у неё попросил?

Ахилл. Не представляю… Горшок левкоя?

Баронесса. Нет… бальную туфельку!

Ахилл. Туфельку?.. Оригинально!

Баронесса. У него такие необыкновенные причуды!

Ахилл. До тех пор, пока они не идут выше щиколотки…

Баронесса. Виконт!!!

Ахилл. Подумать только!.. Тенор!

Слышен шум подъезжающих карет.

Баронесса. Боже мой! Неужели уже гости?! Дорогой кузен, примите их, я сейчас вернусь. (Уходит.)

Сцена вторая

Ахилл, затем слуга.

Ахилл (вслед уходящей баронессе). Не беспокойтесь, прелестная кузина, положитесь на меня.

Слуга (входя). Там господин, который просит разрешения видеть госпожу баронессу де Шампиньи.

Ахилл. Его имя?

Слуга. Он не хотел назвать себя. Он говорит, что он имел честь отправить сегодня утром письмо мадам баронессе.

Ахилл. Ясно… певец, человек с туфелькой! Любопытно на него взглянуть… Чёрт! Он удивительно точен… Сразу видно, что иностранец… Ну, ладно! Когда человек отказывается принять тир тысячи франков, нужно окружить его особым вниманием. (Слуге.) Просите сюда. (В сторону.) Да, кстати, он же музыкант, мой собрат по искусству…

Сцена третья

Фадинар, Ахилл.

Фадинар (входит, очень смущённый). Простите, мсье!

Слуга уходит.

Ахилл. Проходите же, дорогой, проходите!

Фадинар (смущённый, отвешивает глубокие поклоны). Благодарю вас, мне очень хорошо и здесь. (Надевает шляпу на голову и сразу же снимает.) Ах! (В сторону.) Совершенно теряю голову… Эти слуги… раззолоченный салон… Семейные портреты, мимо которых я проходил, казалось, говорили мне: «Убирайся отсюда! Мы не торгуем шляпками!» От всего этого на меня напал такой страх!

Ахилл (лорнируя его, в сторону). Да, сразу видно, что он итальянец… Какой забавный жилет. (Смеётся, продолжая лорнировать его.)

Фадинар (отвешивая несколько поклонов). Мсье, я имею честь приветствовать вас! (В сторону.) Какой-нибудь лакей.

Ахилл. Садитесь, пожалуйста!

Фадинар. Благодарю вас… Я очень устал… то есть хочу сказать, что приехал в фиакре…

Ахилл (смеясь). В фиакре? Прелестно!

Фадинар. Не так прелестно, как… жёстко.

Ахилл. Мы как раз только что говорили о вас. Да, дорогой мой, говорят, что вы большой любитель… ножек?

Фадинар (удивлённо). Телячьих?

Ахилл. Очень мило! Знаете, ваша история с туфелькой очаровательна, совершенно очаровательна!

Фадинар (в сторону). Что он болтает? (Громко.) Простите… не сочтите меня нескромным, но я желал бы говорить с баронессой.

Ахилл. Совершенно невероятно, мой друг, но вы говорите без всякого акцента!

Фадинар. Вы мне льстите, мсье.

Ахилл. Честное слово! Я не удивился, если бы вы оказались из Нантера.

Фадинар (в сторону). Что он там болтает?! (Громко.) Простите… Не сочтите за нескромность, но я желал бы поговорить…

Ахилл. С мадам Шампиньи? Она заканчивает свой туалет… сейчас придёт. Она поручила мне принять вас… Я её кузен – виконт Ахилл де Розальба.

Фадинар (в сторону). Виконт! (Раскланивается, в сторону). Нет, я не посмею торговаться с такими людьми из-за соломенной шляпки.

Ахилл. А скажите…

Фадинар (подходя к нему). Мсье виконт?

Ахилл (опираясь на его плечо). Как бы вам понравился романс под названием «Вечерний ветерок»?

Фадинар. Мне? А вам?

Ахилл. В нём много свежести… сгребают сено… молодой пастух…

Фадинар (освобождая плечо от руки Ахилла). Простите, не сочтите за нескромность, но я желал бы поговорить…

Ахилл. Да-да… Я сейчас предупрежу её… Я счастлив, что познакомился с вами… мой дорогой…

Фадинар. О! Мсье виконт!.. Это я …

Ахилл (уходя). У него нет ни малейшего акцента… ни малейшего!

Сцена четвёртая

Фадинар один.

Фадинар. Наконец-то я попал к баронессе!.. Я предупредил её о моём посещении. Выйдя от Клары, я быстро написал записку с просьбой принять меня… Я всё изложил подробно и закончил фразой, которая мне кажется патетичной: «Сударыня, участь двух голов зависит от вашей шляпки… вспомните, что самоотверженность является лучшим украшением женщины!» Мне казалось, что это произведёт благоприятное впечатление, и я подписался – граф Фадинар. По-моему, это тоже неплохо, потому что… баронесса, чёрт побери, – но она не спешит закончит свой туалет, а моя проклятая свадебная процессия всё ещё ждёт меня внизу… Они, действительно, ни за что не хотят от меня отвязаться… С самого утра я нахожусь в положении человека, у которого… на животе разместилась целая куча экипажей. Это очень неудобно… когда отправляешься в высший свет… не считая моего тестя… моего дикобраза… который всё время высовывает свой нос в окошко и кричит: «Мой дорогой зять, как вы себя чувствуете?», «Удобно ли вам?», «Дорогой зять, что это за памятник?», «Дорогой зять, куда мы направляемся?» Для того, чтобы он от меня отстал, я ему ответил: в ресторан «Сосущий телёнок». Теперь он считает, что находится во дворе этого заведения. Я предупредил кучеров, чтобы они никого не выпускали из экипажей… У меня нет желания представлять баронессе всех своих родственников. Чёрт побери! Она не спешит закончить свой туалет… Если бы она знала, что в моём доме находятся двое сумасшедших, которые ломают на части мою мебель… и что сегодня к вечеру… может быть, не останется ни одного целого стула, который я смог бы предложить моей жене!.. А! Чуть не забыл… Я вам ещё не говорил об этой детали! Я женился! С этим, наконец, покончено! Что мне было делать?.. Мой тесть задыхался от бешенства, его дочь рыдала, Бобен лез ко мне целоваться… Ну, я и воспользовался остановкой уличного движения из-за скопления экипажей и зашёл в мэрию, а оттуда в церковь… Бедная Элен! Если бы вы только её видели, невинную голубку… (Меняя тон.) Чёрт побери! Она не спешит закончит туалет… Ах, вот и она!

Сцена пятая

Фадинар, баронесса.

Баронесса (входит в бальном туалете, с букетом в руках). Тысяча извинений, мсье, я заставила вас ждать!

Фадинар. Что вы, мадам, я совершенно… (В страшном волнении снова надевает шляпу и сразу же снимает её.) Ну вот, снова напал страх!

Баронесса. Благодарю вас за то, что вы пришли так рано… Мы сможем поболтать… Вам не холодно?

Фадинар (вытирая пот со лба). Благодарю вас, я приехал в фиакре…

Баронесса. Ах, как жаль! Единственная вещь, которую я не смогу вам дать… это небо Италии…

Фадинар. Ах, мадам! Прежде всего я не принял бы его… оно меня стеснило бы… я пришёл к вам не за этим…

Баронесса. Я полагаю… Не правда ли, какая великолепная страна Италия?!

Фадинар. О, да! (В сторону.) Что ей вздумалось говорить только об Италии?

Баронесса (поёт).

Я вспоминаю дивную страну,

Её садов цветущих запах сладкий…

Фадинар (поёт).

Её прелестные соломенные шляпки!

Баронесса (поёт).

Её дворцов и статуй белизну,

И скалы в живописном беспорядке,

И моря бирюзовую волну,

Поля пшеничные, где шепчутся украдкой

Колосья тучные, играя с ветром в прятки…

Фадинар (поёт).

Из их соломы делаются шляпки,

Которыми потом питаются лошадки…

Баронесса (удивлённо). Я вас не понимаю!

Фадинар. Вы, баронесса, конечно, получили записку, которой я вам сделал честь, то есть которой я сделал себе честь, то есть я хочу сказать, – которую я имел честь написать вам?

Баронесса. Конечно! Так деликатно с вашей стороны. (садится на кушетку, делая знак Фадинару, чтобы он взял стул.)

Фадинар. Вы, наверное, сочли меня весьма нескромным…

Баронесса. Ничуть.

Фадинар (садится на стул около баронессы). Я прошу у вас разрешения, баронесса, напомнить вам, что самоотверженность является лучшим украшением женщины.

Баронесса (удивлённо). Простите?

Фадинар. Я сказал… самоотверженность – вот лучшее украшение женщины.

Баронесса. Безусловно. (В сторону.) Что он хочет этим сказать?

Фадинар. Она поняла… сейчас она мне отдаст шляпку…

Баронесса. Согласитесь, что самая прекрасная вещь на свете – музыка.

Фадинар. Что?

Баронесса. Какой блеск! Какой пламень! Какая страсть!

Фадинар (искусственно воодушевляясь). О, не говорите мне о ней! Музыка!.. Музыка!.. Музыка!!! (В сторону.) Сейчас она мне отдаст шляпку.

Баронесса. Но почему вы не работаете над Россини, именно вы?

Фадинар (в сторону). Эта женщина страшно бессвязно разговаривает. (Громко.) Я хочу вам напомнить, баронесса, что имел честь написать вам записку…

Баронесса. Прелестную записку, я сохраню её навсегда! Поверьте мне… навсегда… навсегда!

Фадинар (в сторону). Как! И это всё?

Баронесса. Какого вы мнения об Альбони?

Фадинар. Абсолютно никакого! Я хочу заметить, баронесса, что в этой записке я просил…

Баронесса. Ах, какая я забывчивая! (Взглянув на свой букет.) Вы действительно этим дорожите?

Фадинар (вставая, страстно). Так же, как араб своим боевым конём!

Баронесса. О! О! Какая южная пылкость! (Направляется к роялю, чтобы вынуть цветок из букета.) Было бы жестоко заставлять вас ждать дольше…

Фадинар (на переднем плане, в сторону). Наконец-то я получу эту проклятую шляпу и смогу вернуться домой! (Вынимая кошелёк.) Теперь нужно только… Должен ли я торговаться? Нет, всё-таки баронесса! Не будем скаредны!

Баронесса (грациозно подаёт ему цветок). Вот, мсье, я плачу наличными.

Фадинар (берёт цветок в изумлении). Что же это такое? Гвоздика? По-видимому, она не получила моё письмо? Я подам жалобу на рассыльного.

Сцена шестая

Фадинар, баронесса, гости – мужчины и дамы.

Гости (поют).

Как мы рады

У вас

Провести

Этот час!

Быть у вас

Каждый раз

Просто счастье для нас!

Баронесса (поёт).

Рада я,

О друзья,

Видеть вас

У себя!

Знаменитый

Певец

Прибыл к нам

Наконец!

Вот Нинарди, друзья,

Очень счастлива я

Вам представить его!

Фадинар (в сторону).

Не пойму ничего!

Я – Нинарди? Да ну?

Отчего? Почему?

Баронесса (поёт).

Что споёте вы нам?

Фадинар (поёт).

Вы ошиблись, мадам!

Не пою! Не привык!

Баронесса (улыбаясь, поёт).

Ах, какой вы шутник!

Знает вас целый мир,

Голос ваш – наш кумир!

Фадинар (в сторону).

Ну, попался, герой,

Хоть не пташка, а пой!

(Громко.) Я не буду отрицать, мадам, что я действительно Нинарди, великий Нинарди. (В сторону.) Если я не соглашусь, они просто выкинут меня за дверь.

Все (кланяясь). Синьор!..

Баронесса. Пока ещё не все собрались, чтобы рукоплескать болонскому соловью… я предлагаю прогуляться по саду.

Гости (поют).

Как мы рады

У вас

Провести

Этот час!

Быть у вас

Каждый раз

Просто счастье для нас!

Баронесса (поёт).

Рада я,

О друзья,

Видеть вас

У себя!

Знаменитый

Певец

Прибыл к нам

Наконец!

Фадинар (поёт).

Как я рад

В свадьбы день

Бегать, словно олень,

Из-за шляпки чужой,

Потерявши покой!

(В сторону.) Прекрасная идея – может быть, она мне поможет. (Подходя к баронессе, которая хотела вслед за гостями выйти в сад.) Извините, баронесса… Я хотел обратиться к вам с маленькой просьбой… но я не осмеливаюсь…

Сцена седьмая

Фадинар, баронесса, затем горничная.

Баронесса. Говорите прямо! Вы знаете, я ни в чём не могу отказать синьору Нинарди.

Фадинар. Но… моя просьба покажется вам фантастической… безумной…

Баронесса (в сторону). О боже! Кажется, он посмотрел на мои туфли!

Фадинар. Вы знаете, между нами говоря, я странный человек, чудак. Знаете, артисты… И мне в голову приходит тысяча фантазий…

Баронесса. Мне это уже известно.

Фадинар. А, тем лучше… И когда мои фантазии не выполняют… тогда… у меня сжимается… здесь… в горле… и я начинаю говорить вот так. (Симулируя потерю голоса.) Совершенно не могу петь.

Баронесса (в сторону). О боже! Мой концерт! (Громко.) Скажите, сударь, что вы хотите? Что вам нужно?

Фадинар. Ах, видите ли!.. Мне очень трудно сказать…

Баронесса (в сторону). Он меня пугает… Он перестал смотреть на мои туфли.

Фадинар. Я чувствую, что, если вы меня не ободрите… я никогда не осмелюсь сказать… это настолько выходит за пределы обычного…

Баронесса. Может быть, вы хотите мой букет?

Фадинар. Нет, кое-что другое… гораздо более эксцентричное…

Баронесса (в сторону). Боже, как он на меня смотрит!! Я не должна была знакомить его с гостями…

Фадинар. Боже мой, какие у вас чудесные волосы!

Баронесса (быстро отодвигаясь, в сторону). Волосы? Что вы хотите сказать?

Фадинар. Они напоминают мне ту прелестную шляпку, которая вчера была надета на вас.

Баронесса. Где? В Шантильи?

Фадинар. Да, именно. Ах, какая прелестная шляпка!

Баронесса. Так, мсье… вы хотите…

Фадинар (взволнованный, поёт).

Не смел я раньше вам открыться.

О вашей шляпке речь идёт:

В ней вся судьба моя таится

И вся надежда в ней живёт!

Под этой шляпкою прелестной

Узрел я лик своей мечты,

Увидел взор её небесный,

Её чудесные черты!

Быть может, вам всё это странно?

Но доскажу я до конца:

Мне шляпка показалась рамой

К картине вашего лица…

Картинку вижу лишь мгновенье,

Судьба должна нас разлучить…

Но я хотел бы в утешенье

Хотя бы рамку получить!

(В сторону.) Какой плоский мадригал! (Громко.) Да-да, рамка останется у меня!

Баронесса смеётся.

(Тоже смеётся, затем в сторону, серьёзно.) Я получу её!

Баронесса. Ах, понимаю, вы хотите присоединить её к туфельке?

Фадинар. Какой туфельке?

Баронесса (громко смеётся). Успокойтесь, сударь… Вы получите эту шляпку…

Фадинар. Наконец-то!

Баронесса. Я пришлю вам её… завтра.

Фадинар. Нет, сейчас же, сию минуту!

Баронесса. Но как же?!

Фадинар (имитируя потерю голоса). Вы слышите?.. Мой голос… он пропал… ушёл… в пятки… Кхе… Кхе..

Баронесса (нервно дёргает шнур звонка). О боже!..

Клотильда! Клотильда!

Входит горничная, баронесса говорит ей что-то шёпотом, та уходит.

Через пять минут вы её получите. (Смеясь.) простите… шляпку… это так оригинально! (Уходит смеясь.)

Сцена восьмая

Фадинар, затем Нонанкур, затем слуга.

Фадинар (один). Через пять минут я получу шляпку и сбегу… Я оставлю кошелёк… вместо платы. (Смеясь.) Я вспомнил о папаше Нонанкуре. Представляю, как он бесится в своём экипаже!

Нонанкур (появляется в дверях столовой с салфеткой и разноцветным бантом на лацкане фрака). Куда, к чёрту, делся мой зять?

Фадинар. Мой тесть!

Нонанкур (в лёгком опьянении). Мой зять, я расторгаю всё!

Фадинар (оборачиваясь). Как? Вы?! Что вы здесь делаете?

Нонанкур. Мы обедаем.

Фадинар. Где?

Нонанкур. Там.

Фадинар (в сторону). Чёрт побери! Обед баронессы!

Нонанкур. Какой шикарный ресторан… этот чертовский «Сосущий телёнок»… Я буду сюда иногда заходить…

Фадинар. Но, позвольте!..

Нонанкур. Всё равно, ваше поведение доказывает, что вы ничтожество.

Фадинар. Мой дорогой тесть!

Нонанкур. Покинуть жену в день свадьбы, оставить её одну за столом?

Фадинар. А где остальные?

Нонанкур. Там, обжираются.

Фадинар. Ну вот, я и пропал! Я весь в холодном поту! (Вырывает у Нонанкура салфетку и вытирает лоб.)

Нонанкур. Не знаю, что со мной, – кажется, я слегка под мухой…

Фадинар. Я думаю! А остальные?

Нонанкур. В таком же состоянии, как и я. Бобен бросился под стол за подвязкой… Мы так хохотали! (Трясёт ногой.) Чёрт!

Фадинар (в сторону, кладя салфетку в карман). Что скажет баронесса? А шляпку всё ещё не принесли! Как только я её получу, сейчас же удеру.

Крики в столовой: «Да здравствует молодая!», «Да здравствует новобрачная!»

Фадинар (кричит в столовую). Замолчите! Замолчите же!

Нонанкур (усевшись на кушетке). Я не знаю, куда делся мой горшок с деревом, Фадинар?

Фадинар. Ну-ка, быстро, возвращайтесь обратно! (Хочет его поднять.)

Нонанкур (сопротивляясь). Нет, я сам посадил это дерево в день, когда она родилась.

Фадинар. Да-да. Вы найдёте ваш цветок… в карете.

Слуга с канделябром в руках проходит через салон в столовую, увидев сидящих за столом, дико вскрикивает.

Всё пропало! (Отталкивает Нонанкура, который падает на кушетку, бросается к слуге, вырывает у него канделябр.) Молчи! (Вталкивает его в соседнюю комнату и запирает.) Если ты шехолнёшься, я выброшу тебя в окно!

Появляется баронесса.

Сцена девятая

Фадинар, Нонанкур, баронесса.

Фадинар (с канделябром в руках). Баронесса!!

Баронесса (Фадинару). Что вы делаете с канделябром?

Фадинар. Я?.. Я… ищу носовой платок… который я потерял. (Поворачивается в поисках платка, который торчит из его кармана.)

Баронесса (смеясь). Но… он же у вас в кармане…

Фадинар. Смотрите, действительно, он, оказывается, в моём кармане!

Баронесса. Ну как, мсье, вам уже вручили предмет ваших желаний?

Фадинар (закрывая собой Нонанкура). Нет ещё, мадам, нет ещё, а я так спешу!

Нонанкур (вставая). Не знаю, что со мной происходит… кажется, я слегка под мухой.

Баронесса (указывая на Нонанкура). Кто этот господин?

Фадинар. Это мой… Этот господин меня сопровождает. (Машинально передаёт Нонанкуру канделябр.)

Нонанкур держит канделябр так, как он держал горшок с миртовым деревом.

Баронесса (Нонанкуру). Приветствую вас. Для того, чтобы хорошо аккомпанировать, нужно иметь большой талант.

Фадинар (в сторону). Она принимает его за музыканта.

Нонанкур. Привет вам, мадам, и всей честной компании! (В сторону.) Красивая женщина! (Тихо. Фадинару.) она пришла на свадьбу?

Фадинар (в сторону). Если он откроет рот, всё погибло! А шляпу до сих пор не несут!

Баронесса (Нонанкуру). Мсье, вы тоже итальянец?

Нонанкур. Я из Шаронтоно…

Фадинар. Маленькая деревушка… около Альбано.

Нонанкур. Представьте себе, мадам, я потерял своё миртовое деревцо.

Баронесса. Какое деревцо?

Фадинар. Романс… «Миртовое деревцо»… Очень изящный романс!

Баронесса (Нонанкуру). Может быть, вы хотите, мсье, попробовать рояль… Это Плейель…

Нонанкур. Как вы сказали?

Фадинар. Благодарю вас, это излишне.

Баронесса (заметив пёстрые ленты в бутоньерке Нонанкура). А что означают эти ленты?

Фадинар. О… это… орден.

Нонанкур. Подвязка!

Фадинар. Вот именно… Орден подвязки… Санто Кампо, Пьетро-Неро… (В сторону.) Господи, как мне жарко!

Баронесса. Ах! Это не очень красиво… Я надеюсь, господа, что вы окажете мне честь пообедать с нами?

Нонанкур. Как же, мадам! Обязательно! Завтра! На сегодня я получил уже полное удовольствие…

Баронесса (смеясь). Тем хуже. (Фадинару.) Я пойду приглашу гостей, которые умирают от нетерпения услышать вас…

Фадинар. Прекрасно!

Нонанкур (в сторону). Новые гости! Чертовски шикарная свадьба!

Баронесса (Нонанкуру). Вашу руку, мсье!

Фадинар (в сторону). Ну, я и влип!..

Нонанкур (переложив канделябр в левую руку и подавая правую баронессе). Представьте себе, мадам, что я потерял моё деревцо.

Баронесса и Нонанкур с канделябром уходят.

Сцена десятая

Фадинар, затем горничная с дамской шляпкой в руках, затем Бобен.

Фадинар (падая в кресло). Чёрт побери! Они нас всех спустят с лестницы!

Горничная (входя). Мсье, вот шляпа! (Подаёт шляпу, завёрнутую в платок.)

Фадинар (вставая). Шляпа! Шляпа! (Берёт шляпу и целует горничную.) Вот! Это тебе… и вот ещё, возьми кошелёк!

Горничная (в сторону). Что с ним?!

Фадинар (разворачивая платок). Наконец-то она у меня в руках! (Вынимает чёрную шляпу.) Что это? Чёрная шляпа из… крепдешина! (Бросает её на пол и топчет ногами.) Иди, иди сюда, несчастная! Где другая? Отвечай!

Горничная (с испугом). Не бейте меня, мсье!

Фадинар. Шляпа, где шляпа из итальянской соломки? Где она? Слышишь? Она мне нужна!

Горничная. Госпожа баронесса подарила её своей крестнице, мадам Бопертюи.

Фадинар. Тысяча чертей! Всё нужно начинать сначала! Где она живёт?

Горничная. Улица де Менар, двенадцать.

Фадинар. Хорошо, убирайся… ты меня раздражаешь!

Горничная хватает шляпу и исчезает.

Единственное, что мне остаётся, – сбежать! Мой тесть и все гости как-нибудь договорятся с баронессой! (Хочет уйти.)

Бобен (высовывая голову в дверь столовой). Кузен! Послушайте, кузен!

Фадинар. Что ещё?

Бобен. Разве танцев не будет?

Фадинар. Будут! Я сейчас схожу за музыкантами.

Бобен исчезает.

А теперь на улицу де Менар, двенадцать. (Быстро уходит.)

Сцена одиннадцатая

Баронесса, Нонанкур, гости баронессы, затем Фадинар и Ахилл, позже – вся свадебная процессия. Нонанкур появляется под руку с баронессой, в другой руке продолжает держать канделябр, все гости следуют за ними.

Гости (поют).

Сейчас мы услышим, о счастье,

Божественный голос певца,

Тот голос, что негой и страстью

Волнует и слух и сердца!

Баронесса (гостям). Прошу вас, занимайте места… Концерт начинается.

Все садятся.

(Нонанкуру.) А где же господин Нинарди?

Нонанкур. Я не знаю. (Кричит.) Спрашивают господина Нинарди!

Все. Вот он! Вот он!

Ахилл (вводя Фадинара). Как, сударь, вы дезертируете?

Нонанкур. Это Нинарди?

Фадинар (Ахиллу, который его тащит). Я никуда не уходил… Уверяю вас, что я никуда не уходил!

Все. Браво, браво! (Восторженно аплодируют.)

Фадинар (раскланиваясь во все стороны). Благодарю вас, господа! (В сторону.) Пойман на подножке фиакра!

Баронесса (Нонанкуру). Прошу вас к роялю. (Садится на кушетку рядом с одной из дам.)

Нонанкур. Вы хотите, чтобы я сел за рояль? Хорошо, я сяду за рояль. (Ставит канделябр и садится за рояль.)

Баронесса. Синьор Нинарди, мы готовы вам аплодировать…

Голоса. Тише! Тише!

Фадинар (в сторону). Что мне им спеть? (Громко кашляя.) Гм! Гм!

Нонанкур. Нужно по нему колотить? Я начинаю! (Очень громко ударяет как попало по клавишам.)

Фадинар (поёт в полный голос). «Ты знаешь гвардейских гусаров…».

Крики из столовой: «Да здравствует новобрачная!» Удивление всех присутствующих. В столовой раздаются голоса, поющие австрийский галоп. Двери распахиваются настежь. Свадебная процессия врывается в гостиную с громкими криками: «По местам! Начинается контрданс!»

Нонанкур. К чёрту музыку! Начинаем свадебное веселье! (Фадинару.) Приглашайте вашу жену!

Фадинар. Идите к чёрту! (В сторону.) Спасайся, кто может!

Свадебные гости хватают приятельниц баронессы и, несмотря на сопротивление, увлекают их в танце. Шум, крики.

Занавес

 

Акт четвёртый

Спальня в доме Бопертюи. В глубине – альков с пологом. Направо и налево от алькова – двери. На переднем плане, налево – ширмы, направо, у стены, –круглый столик на одной ножке.

Сцена первая

Бопертюи один.

Бопертюи сидит около ширмы. Он принимает ножную ванну. Ноги его покрыты полотенцем. Рядом со стулом стоят ботинки. На круглом столе – лампа. Занавески алькова подняты.

Бопертюи. Всё-таки странно… очень странно. Сегодня утром, без семи минут девять жена сказала мне: «Бопертюи, я ухожу, я иду покупать себе замшевые перчатки…». И до сих пор она не вернулась. Хотя сейчас уже вечер, без четверти десять. Никто никогда не заставит меня поверить, что на покупку замшевых перчаток требуется двенадцать часов пятьдесят восемь минут… Конечно, если не ехать за ними в Швецию, где, как говорят, они производятся. Я так долго ломал себе голову над вопросом, куда делась моя жена, что в конце концов у меня началась безумная головная боль… Тогда я опустил ноги в горячую воду и велел горничной обойти всех наших родственников, друзей и знакомых… Но никто из них не видел сегодня мою жену… Ах! Я забыл послать к моей тётке Громине… Анаис может быть у неё. (Звонит и кричит.) Виржини! Виржини!

Сцена вторая

Бопертюи, Виржини.

Виржини (Входит с чайником). Вот горячая вода, мсье!

Бопертюи. Хорошо!.. Поставь её сюда!.. Слушай…

Виржини (ставя чайник на пол). Осторожней, это кипяток.

Бопертюи. Можешь ли ты вспомнить, как была одета сегодня утром моя жена?

Виржини. На ней было новое платье с воланами… и её красивая шляпка из итальянской соломки…

Бопертюи (задумчиво). Шляпка, которую ей подарила баронесса… её крёстная… Шляпка, которая стоит по меньшей мере пятьсот франков. Чтобы пойти купить пару шведских перчаток… (Подливает горячую воду в таз.) Всё-таки странно!

Виржини. Да, действительно непонятно…

Бопертюи. Конечно, моя жена находится в гостях…

Виржини (в сторону). В Венсеннском лесу.

Бопертюи. Ты немедленно пойдёшь к госпоже Громине…

Виржини. В Гро-Кайу?

Бопертюи. Я уверен, что она там.

Виржини (забывшись). О, мсье, я уверенна, что её там нет!

Бопертюи. Как? Ты, значит, знаешь?..

Виржини (поспешно). Я, мсье? Я ничего не знаю… Я сказала – «я не думаю»… Потому что вот уже два часа, как вы заставляете меня бегать по всему городу… Я просто больше не могу, мсье… Гро-Кайу… это же не в двух шагах отсюда…

Бопертюи. Хорошо, возьми фиакр. (Даёт ей деньги.) Вот… три франка… скорее, беги!

Виржини. Хорошо, мсье! (В сторону.) Пойду пить чай к цветочнице с пятого этажа.

Бопертюи. Ты ещё здесь?

Виржини. Ухожу, сударь! (В сторону.) Всё равно, до тех пор, пока я не увижу собственными глазами эту соломенную шляпку… Ах! Как было бы занятно! (Уходит.)

Сцена третья

Бопертюи, затем Фадинар.

Бопертюи. Какая ужасная головная боль! Надо было мне приложить горчичники к затылку. (С яростью.) О, Анаис, если я только узнаю!.. Нет мести… нет пытки, которую…

Звонят.

(Просияв.) Наконец-то! Вот она! Войдите!

Оглушительные звонки.

У меня ноги в воде… Поверни ручку двери… Входи, моя дорогая!

Фадинар (входит задыхаясь, совершенно растрёпанный и растерянный). Могу я видеть мсье Бопертюи?

Бопертюи. Кто этот человек? Меня нет дома…

Фадинар. Ах, это вы?! Превосходно! (В сторону). У меня больше нет сил… нам всем здорово попало у баронессы! Мне, конечно, безразлично… Но Нонанкур в ярости. Он хочет написать в газету о ресторане «Сосущий телёнок». Страшное заблуждение! (Задохнувшись.) Уф!

Бопертюи. Уходите, мсье, уходите!

Фадинар (беря стул). Благодарю вас, мсье… Вы очень высоко живёте… у вас слишком крутая лестница… (Садится около Бопертюи.)

Бопертюи (поправляя полотенце, лежащее у него на коленях). Мсье, нельзя так врываться в чужой дом! Я вам повторяю…

Фадинар (приподнимая полотенце). Ах, вы принимаете ножную ванну? Я не буду вам мешать… Я изложу своё дело в нескольких словах. (Берёт чайник.)

Бопертюи. Я никого не принимаю… я не в состоянии вас слушать… у меня болит голова.

Фадинар (подливая в таз воду). Вашу воду надо сделать погорячее…

Бопертюи (кричит). Ай! (Вырывает у него чайник, ставит его на пол.) оставьте чайник в покое! Что вы от меня хотите, мсье? Кто вы такой?

Фадинар. Леонидас Фадинар, двадцати пяти лет, рантье… женат с сегодняшнего дня… Все мои восемь фиакров стоят у вашего подъезда…

Бопертюи. Какое мне дело до всего этого, мсье? Я вас не знаю…

Фадинар. Так же как и я вас… и я не стремлюсь познакомиться с вами… мне нужно поговорить с вашей супругой.

Бопертюи. С моей женой? Вы с ней знакомы?

Фадинар. Совсем наоборот! Но я знаю, что она обладает одним предметом туалета, в котором я сам крайне нуждаюсь… Он мне необходим!

Бопертюи. Что?!

Фадинар (вставая, поёт).

Отдайте мне его – вот вам совет!

Я требую! Я заявляю громко

О том, что мне необходим предмет,

В Италии сплетённый из соломки!

Продайте мне его! Я заплачу

Наличными! Я вижу – вы в сомненье!

Так знайте же – его я получу,

Хотя б пришлось пойти на преступленье!

Пусть вас я этим огорчу –

Но я уже готов на преступленье!

Бопертюи. Он – вор! Ночной разбойник.

Фадинар садится и подливает в таз горячую воду.

Ай! Ещё один выпад против меня, мсье! Убирайтесь вон!

Фадинар. Только после разговора с вашей женой!

Бопертюи. Её нет дома.

Фадинар. В десять часов вечера? Но это невероятно…

Бопертюи. Я вам говорю, что её нет.

Фадинар (гневно). Вы разрешаете вашей жене гулять в такой поздний час? Ну, знаете ли, мсье, я нахожу, что вы простофиля! (Льёт кипяток в таз.)

Бопертюи. Ай! Чёрт возьми! Вы меня ошпарили! (Хватает чайник и ставит его с другой стороны.)

Фадинар (встаёт и переносит стул на другую сторону). Я понимаю, что это значит. Ваша жена уже спит… но мне это безразлично. У меня самые чистые намерения… Я зажмурю глаза… и так, вслепую, мы заключим маленькую сделку…

Бопертюи (вскакивает, стоя в тазу, замахивается чайником и кричит, задыхаясь от злости). Мсье!..

Фадинар. Где находится её спальня, прошу вас?

Бопертюи. Я всажу вам пулю в лоб. (Швыряет в него чайник.)

Фадинар парирует удар, закрывая Бопертюи ширмой. Башмаки Бопертюи остаются по эту сторону ширмы.

Фадинар. Я вам говорил, мсье, я готов на преступление. (Уходит в комнату направо.)

Сцена четвёртая

Бопертюи за ширмой, затем Нонанкур.

Бопертюи (которого не видно). Ну постой, разбойник! Я тебе покажу, бандит! (Одевается.)

Нонанкур (входит, хромая, с миртовым деревом в руках). Откуда взялся на мою голову этот неотёсанный олух?! Ушёл к себе, а нас бросил у подъезда! Но всё же я, наконец, попал в дом к моему зятю! Прежде всего я переобуюсь!

Бопертюи. Подожди… Подожди же! Я тебе покажу…

Нонанкур. Ага! Он там… Он раздевается. (Заметив ботинки.) Башмаки! Чёрт возьми! Какое везение! (Снимает свои и надевает ботинки Бопертюи. С облегчением вздыхает.) Наконец-то! (Ставит свои ботинки на то место, где стояли ботинки Бопертюи.) Теперь мне легче! Это деревцо – я чувствую, как оно растёт у меня в руках… Пойду и поставлю его в святилище новобрачных.

Бопертюи (протягивает руку и берёт ботинки Нонанкура). Теперь осталось обуться.

Нонанкур (стучит в ширму). Скажи-ка, где спальня?

Бопертюи (за ширмой). Спальня? Сейчас, минутку терпения! Я кончил…

Нонанкур. Чёрт возьми! Я найду сам… (Уходит в дверь, находящуюся налево от алькова.)

В то же время из другой двери входит Везине.

Сцена пятая

Бопертюи, Везине.

Бопертюи. Чёрт побери, у меня распухли ноги… Но ничего, это не важно! (Выходит, прихрамывая, из-за ширмы и бросается на Везине, которого он принимает за Фадинара.) Ага, попался, негодяй!

Везине (смеясь). Нет-нет, я уже натанцевался… Я устал!

Бопертюи (поражён). Это не он! Это – другой! Да здесь их целая банда! Но где же тот? Разбойник, где твой атаман?

Везине (Чрезвычайно любезно). Благодарю вас! Я больше ничего не буду пить. Я хочу спать.

В соседней комнате, где находится Фадинар, раздаётся шум падающей мебели.

Бопертюи. Он там! (Бросается в комнату направо.)

Сцена шестая

Везине, Нонанкур, Элен, Бобен, дамы.

Везине. Новый гость, которого я не знаю. Он в халате. По-видимому, все ложатся спать. Я тоже не возражаю. (Ищет, куда лечь, и заглядывает в альков.)

Нонанкур (возвращается с миртовым деревом в руках). Комната новобрачных находится там… Но миртовое деревцо понадобится ещё для моей торжественной речи. (Ставит его на круглый столик. Обращаясь к ширме.) Оденьтесь, мой дорогой зять. Я сейчас введу новобрачную…

Везине (который заглянул под кровать). А где же крючок, чтобы надеть сапоги?

В дверях появляются Бобен, Элен и сопровождающие её дамы.

Бобен и дамы (поют).

Конец пути!

Здесь счастье ждёт!

Сюда войти,

Оно зовёт!

Здесь ваш приют,

Здесь счастья храм.

Они зовут:

«Сюда, мадам!»

Элен (робея). Нет… я не хочу… я боюсь…

Бобен. Уйдёмте обратно, кузина.

Нонанкур. Молчи, Бобен! Твоя миссия шафера заканчивается на пороге этой комнаты.

Бобен (вздыхая). Ах!

Нонанкур. Войди, дочь моя… Вступи без боязни в супружескую сень…

Элен (очень взволнованная). А мой муж… уже здесь?

Нонанкур. Он за ширмой… Он надевает ночной колпак.

Элен (испуганно). О… Я уйду…

Бобен. Уйдёмте, кузина!

Нонанкур. Молчать, Бобен!

Элен (волнуясь). О! Папа! Я вся дрожу…

Нонанкур. Я понимаю твоё состояние… Оно входит в программу ситуации, в которой ты находишься. – Дети мои… наступает момент, когда я должен обратиться к вам с прочувственным словом… – Итак, зять мой, накиньте халат… и займите место рядом со мной, по правую руку…

Элен (живо). О! Нет, папа!

Нонанкур. Хорошо! Останьтесь за вашей ширмой… и соизвольте выслушать меня с благоговейным вниманием. – Бобен, моё миртовое дерево! (Усаживает Элен.)

Бобен (берёт дерево со столика, и передаёт его Нонанкуру. Плаксиво). Вот оно!

Нонанкур (держа миртовое дерево в руках, с волнением). Дети мои… (Останавливается и шумно сморкается.) Дети мои…

Везине. Не знаете ли вы, куда прячут крючки для надевания сапог?

Нонанкур (в бешенстве). В погреб… Убирайтесь вон!

Везине. Благодарю вас! (Продолжает поиски.)

Нонанкур. Я не помню, на чём остановился…

Бобен (плаксиво). Вы остановились на «В погреб… Убирайтесь вон!»

Нонанкур. Прекрасно! (Перекладывает горшок с миртовым деревом в другую руку.) Дети мои… наступила торжественная для каждого отца минута. Минута, когда он расстаётся со своей возлюбленной дочерью, надеждой его преклонных дней, опорой его старости… (Обращаясь к ширме.) Этот нежный цветок принадлежит теперь вам, о мой зять! Любите её, лелейте её, оберегайте её… (В сторону, возмущённо.) Он в ответ ни звука, грубиян!.. (К Элен.) Ты, дочь моя, вглядись в этот куст… Я посадил его в этот самый горшок в тот день, когда ты появилась на свет… Пусть он станет твоей эмблемой! (С возрастающим волнением.) …И пусть эти вечнозелёные ветви напоминают тебе всегда… что у тебя есть отец… супруг. Дети! Пусть эти вечнозелёные ветви… вечнозелёные… ветви, вечнозелёные… (В сторону.) К чёрту! Я забыл, как дальше!

Во время его речи Бобен и дамы рыдают, вооружившись платками.

Элен (бросаясь в объятия отца). Ах, папа!

Бобен (сквозь слёзы). Ну и глупы же вы, дядюшка!

Нонанкур (высморкавшись, к Элен). Я чувствовал потребность напутствовать тебя торжественным словом… А теперь пойдёмте спать.

Элен (дрожа). Папа, не покидайте меня!

Бобен. Мы её не покинем…

Нонанкур. Не тревожься, мой ангел, я предвидел твоё волнение… Я обусловил четырнадцать раскладных кроватей для родственников, что касается младших… то они переночуют в фиакрах…

Бобен. С почасовой оплатой!

Везине (с крючком в руках). Посмотрите-ка… Я нашёл крючки для надевания сапог…

Нонанкур. А ну вас!.. Ступай, дочь моя. (Со вздохом.) Ах!

Бобен (вздыхая). Ах!

Бобен и гости (поют).

Конец пути!

Здесь счастье ждёт!

Сюда войти,

Оно зовёт!

Здесь ваш приют,

Здесь счастья храм.

Они зовут:

«Сюда, мадам!»

Дамы уводят новобрачную в комнату налево. Бобен устремляется за ней, но Нонанкур удерживает его и, передав ему миртовое дерево, вталкивает его в комнату направо. Везине исчезает за занавесями алькова, задёрнув их за собой.

Сцена седьмая

Нонанкур, затем Фадинар.

Нонанкур (Заглядывая за ширму, с возмущением). Что это значит?.. Он даже не пошевелился! Он не двинулся с места! Может быть, это чудовище просто заснуло во время моей речи? (Резко отодвигает ширму.) Никого! (Увидев входящего Фадинара.) Ах!!!

Фадинар (быстро проходит по комнате). Её там нет… Я обошёл всю квартиру… Её нигде нет!

Нонанкур. Мой зять, что это означает?

Фадинар. Опять вы!.. Нет, вы не тесть… Вы просто кусок липкого пластыря…

Нонанкур. В эту торжественную минуту, зять мой…

Фадинар. Оставьте меня в покое!

Нонанкур (следуя за ним). Я вынужден порицать умеренность вашего темперамента… Вы лишены пылкости, зять мой…

Фадинар (раздражённо). Идите спать!

Нонанкур. Хорошо, мсье, я пойду… но завтра, как только рассветёт, мы вернёмся к этому разговору. (Уходит в комнату направо, в которую ушёл Бобен.)

Сцена восьмая

Фадинар, Бопертюи.

Фадинар (нервно ходит по комнате). Её нет!.. Я перерыл всё! Я всё перевернул!.. Я нашёл целую коллекцию шляп всех цветов… голубую, жёлтую, зеленую, серую – все цвета радуги… но нигде нет ни одной соломинки…

Бопертюи (вбегая). Вот он! Он обшарил все комнаты… Ага, наконец-то я тебя поймал! (Хватает его за шиворот.)

Фадинар. Пустите меня!

Бопертюи (пытаясь вытащить его из комнаты). Не пытайтесь защищаться… у меня пистолеты в обоих карманах…

Фадинар. Не может быть… (Пользуясь тем, что Бопертюи держит его двумя руками за шиворот, вытаскивает пистолеты из кармана Бопертюи и прицеливается в него.)

Бопертюи (выпускает Фадинара и отскакивает в испуге). Помогите! Убива…

Фадинар (кричит). Не кричите!.. Или я совершу ужасное уголовное преступление!

Бопертюи. Верните мои пистолеты.

Фадинар (вне себя). Отдайте мне шляпку. Шляпка – или жизнь!

Бопертюи (обессиленный, задыхаясь). То, что со мной случилось, непостижимо. Единственный случай в истории человечества. Я сижу дома, опустив ноги в горячую воду… жду свою жену… и вдруг появляется какой-то господин, который требует шляпку и целиться в меня… из моих собственных пистолетов….

Фадинар (страстно). Это – трагедия, поймите, что это трагедия! Вы ничего не знаете… Моя лошадь… съедает соломенную шляпку… в Венсеннском лесу… а хозяйка шляпки прогуливалась в это время по лесу с молодым военным…

Бопертюи. Ну и что же? Какое мне дело?

Фадинар. Вы, значит, не понимаете, что они завладели моим домом… без договора о найме моего недвижимого имущества.

Бопертюи. Почему эта вдовушка не отправилась к себе домой?

Фадинар. Вдовушка? К сожалению, богу неугодно было сделать её вдовушкой, у неё есть муж!

Бопертюи (хохочет). Вот так да! Ха-ха-ха!

Фадинар. Какой-то каналья, негодяй! Идиот! Который сотрёт её в порошок…

Бопертюи. Безусловно.

Фадинар. Но мы его проведём, этого мужа… Мы оставим его в дураках… С вашей помощью, толстячок! О! не правда ли… мы оставим его в дураках?!

Бопертюи. Мсье, я не могу оказывать содействие…

Фадинар. Поспешим… вот образчик… (Показывает ему остатки шляпы.)

Бопертюи (взглянув на образчик, в сторону). Господи, боже мой!

Фадинар. Флорентийская соломка… маки…

Бопертюи (в сторону). Та самая! Её шляпка! Она сейчас у него… шведские перчатки были предлогом!

Фадинар. Назовите вашу цену… Сколько?

Бопертюи (в сторону). Сейчас произойдут страшные события! (Громко.) Пойдёмте, мсье! (Берёт его за руку.)

Фадинар. Куда?

Бопертюи. К вам.

Фадинар. Без шляпки?

Бопертюи. Молчите! (Прислушивается к тому, что делается в комнате, куда ушла Элен.)

Виржини (входит). Я вернулась из Гро-Кайу, мсье, там… никого нет.

Бопертюи (прислушиваясь). Тише!

Фадинар (в сторону). О боже! Служанка той самой дамы!

Виржини (в сторону). Вот так так! Хозяин Феликса!

Бопертюи. Я слышу голоса в комнате моей жены… она вернулась. О! Теперь мы посмотрим… Дьявол! (Прихрамывая, быстро уходит в комнату, где находится Элен.)

Сцена девятая

Фадинар, Виржини.

Фадинар (в ужасе). Что ты здесь делаешь, негодница?!

Виржини. Что я здесь делаю? Я пришла к своему хозяину, вот!

Фадинар. Твой хозяин? Бопертюи… твой хозяин?

Виржини. Что с ним?

Фадинар (в сторону, вне себя). Проклятие!.. Он муж той самой дамы… а я ему всё рассказал!

Виржини. Разве госпожа…

Фадинар. Убирайся отсюда, болтунья, убирайся, иначе я растерзаю тебя на кусочки! (Выталкивает её.) О боже! Шляпка, за которой я охочусь с утра, таская за собой свадебную процессию… иду по следу… как охотничья собака… наконец… делаю стойку… и оказывается, что именно эту самую шляпку съела моя лошадь!

Сцена десятая

Фадинар, Бопертюи, Элен, Нонанкур, Бобен, Везине, дамы.

Из комнаты налево, где находится Элен, раздаются душераздирающие крики.

Фадинар. Он искалечит её… нужно спасти несчастную! (Устремляется в комнату).

Дверь распахивается, и вбегает заплаканная Элен, в ночном чепчике, за ней вбегают дамы и поражённый Бопертюи.

Дамы. На помощь! На помощь!

Фадинар (остолбенев). Элен!

Элен. Папа! Папа!

Бопертюи. Что это за люди? Как они очутились в комнате моей жены?

Нонанкур выходит из комнаты направо в ночном колпаке, в рубашке, держа в руках миртовое дерево. Бобен следует за ним в таком же костюме.

Нонанкур и Бобен. Что такое? Что случилось?

Бопертюи (в изумлении). Ещё люди?!

Фадинар. Вся свадебная процессия в сборе! Полный букет!

Бопертюи (поёт).

Я в страшном изумленье!

Что вижу я кругом?

Что здесь за представленье?

Народу полон дом!

Нонанкур (поёт).

Я в страшном изумленье!

Тут шум, и гам, и гром!

Внушает зять сомненье…

О, дочь моя, уйдём!

Фадинар (поёт).

Я в страшном изумленье!

Что это за содом?

Вся свадьба в нетерпенье

В чужой проникла дом!

Бобен (поёт).

Я в страшном изумленье!

Что это за приём?

Кузина вся в смятенье,

Но мы её спасём!

Элен (поёт).

Я в страшном изумленье!

Ко мне ворвался он!

Грозит мне приключенье

Позором и стыдом!

Гостьи (поют).

Мы в страшном изумленье!

С трудом перенесём

Такое приключенье!

Где валерьянка? Бром?

Бопертюи. Что вы делали здесь, в моём доме?

Нонанкур и Бобен (в ужасе). У вас? В вашем доме?

Элен и дамы (в то же время). О боже!

Нонанкур (возмущённый, толкает Фадинара). Значит, мы у него? Не у тебя, а у него?

Фадинар (кричит). Мой тесть, вы мне надоели!

Нонанкур. Ты существо безнравственное и бесстыдное… Ты привёл нас ночевать к незнакомому человеку! И ты спокойно относишься к тому… что твоя юная супруга оказалась в доме постороннего человека?! Зять мой, я расторгаю всё!

Фадинар. Вы мне осточертели! (К Бопертюи.) Соблаговолите нас извинить, мсье, за это маленькое недоразумение…

Нонанкур. Наденем фраки, Бобен…

Бобен. Хорошо, дядюшка! (Надевает фрак.)

Фадинар. Правильно! А теперь отправимся ко мне! Я поеду вперёд с моей женой! (Идёт к Элен.)

Бопертюи (останавливает его). А моя жена, мсье, ещё не вернулась!

Фадинар. Она пропустила омнибус…

Бопертюи (сбросив халат, надевает фрак). Она у вас.

Фадинар. Я сомневаюсь в том, что это она… Дама, которая расположилась у меня, негритянка… Разве ваша жена негритянка?

Бопертюи. Разве я выгляжу таким простаком, такой вороной, сударь?

Фадинар. Мне незнакома эта птица…

Нонанкур. Бобен, помоги мне влезть в рукав…

Бобен. Пожалуйста, дядюшка!

Бопертюи. Где вы живёте, мсье?

Фадинар. Я нигде не живу.

Нонанкур. Дом номер восемь на площади…

Фадинар (быстро). Не говорите ему!

Нонанкур (кричит). Дом номер восемь на площади Бодуайе!.. Бродяга!

Фадинар. Влип!

Бопертюи. Прекрасно!

Нонанкур. Пойдём, дочь моя!

Бобен. Пойдёмте все!

Бопертюи (беря под руку Фадинара). Пойдёмте, мсье!

Фадинар. Но она же негритянка!

Все (поют).

В день свадьбы, всем на диво,

Ворваться в дом чужой!

Кто автор неучтивый

Ошибки роковой?

Бопертюи (поёт).

Считал жену примерной!

Измены не стерплю,

Сообщников неверной

В крови я утоплю!

Фадинар (поёт).

Ах, взор его ревнивый

Добра мне не сулит!

Боюсь, что муж строптивый

Мне страшно отомстит!

Все уходят. Бопертюи, прихрамывая, увлекает за собой Фадинара, свадебная процессия следует за ними.

Сцена одиннадцатая

Виржини, Везине.

Виржини (входит, неся чашку на блюдце, подходит к алькову, раздвигает занавески). Мсье! Вот ваша настойка.

Везине (приподнимаясь на своём ложе). Благодарю вас, я больше ничего не пью.

Виржини (в испуге кричит, роняя чашку). Ах!

Везине. Вы, по-видимому, также. (Укладывается снова.)

Занавес

 

Акт пятый

Площадь. Налево и направо улицы. На переднем плане, справа, – дом Фадинара, налево – караульное помещение, пост национальной гвардии. Рядом – будка часового. Сцена освещена уличным фонарём, подвешенным на верёвке, пересекающей сцену.

Сцена первая

Тардив’o в форме национального гвардейца, капрал, национальные гвардейцы. На посту стоит часовой. Из караульного помещения выходят несколько гвардейцев. Бьёт одиннадцать часов.

Капрал. Одиннадцать часов! Кто сменяет часового?

Гвардейцы. Тардив’o! Тардив’o!

Тардив’o. Но, Труибер, ты же знаешь, что я сегодня днём уже три раза был в карауле – специально для того, чтобы получить освобождение на ночь… От ночного ветра у меня страшный насморк.

Капрал (смеясь). Замолчи-ка лучше, шутник! Не было случая, чтобы ветер продувал того, у кого он в голове!

Все смеются.

На плечо! Шагом марш! А мы, господа, пойдём патрулировать.

Все (поют).

Спят честные люди

И бодрствует вор,

Но пойман он будет –

Проходит дозор!

(Уходят.)

Сцена вторая

Тардив’o, затем Нонанкур, Элен, Везине, Бобен и все гости.

Тардив’o (один, ставит ружьё и кивер в караулку, надевает чёрную шёлковую ермолку и тёплый шарф). Боже мой, как жарко! Вот именно так можно схватить смертельную простуду… В караулке адская жара… Я сто раз повторял Труиберу: «Труибер, вы кладёте в печку слишком много дров». Ну и что же? Кто прав? Я совершенно мокрый… Мне хочется снять фланелевый жилет. (Расстёгивает несколько пуговиц и останавливается.) Нет, нельзя, могут пройти дамы! (Протягивая руку.) Ага! Так я и знал, снова начинается дождь! (Завернувшись в форменную шинель.) Прекрасно, чудесно! Я так и знал! Пошёл дождь. (Скрывается в будке.)

Слева появляется свадебная процессия под зонтиками. Нонанкур с миртовым деревом. Бобен ведёт Элен под руку. Везине без зонтика и всё время пытается скрыться то под одним, то под другим зонтиком, но это ему не удаётся.

Нонанкур (Входя первый). Сюда, дети мои, сюда! Осторожнее, здесь канавка! Прыгайте! (Перепрыгивает через канавку.)

Все следуют его примеру.

Все (поют).Такой ужасной свадьбы

Ещё не видел свет!

Нам всем хотелось спать бы,

А отдыха всё нет!

Нонанкур. Вот так свадьба! Вот так свадьба!

Элен (оглядываясь по сторонам). Ах! Папа! Где мой муж?

Нонанкур. Мы снова его потеряли.

Элен. Я больше не могу.

Бобен. Как это утомительно!

Один из гостей. У меня ноги подкашиваются.

Нонанкур. К счастью, я успел переобуться.

Элен. Я не понимаю, папа, почему вы отпустили фиакры.

Нонанкур. Как это – не понимаешь? Ты считаешь, что триста семьдесят франков, которые я заплатил, слишком маленькая сумма?.. Нет, дочь моя, я не собираюсь проматывать всё твоё приданое на фиакры!

Все. Ах! Где же мы сейчас находимся?

Нонанкур. Чёрт меня подери, если я сам знаю… Я следовал за Бобеном…

Бобен. Вы ошибаетесь, дядюшка, это мы следовали за вами.

Везине (Нонанкуру). Я не понимаю, почему нас так рано подняли с постели… неужели мы снова начнём развлекаться?

Нонанкур. Тру-ля-ля! Тру-ля-ля! Очень весело! (В бешенстве.) Ах, этот негодяй, этот Фадинар!

Элен. Он же велел нам идти к нему… домой… на площадь Бодуайе…

Бобен. Мы как раз находимся на площади.

Нонанкур. Но на какой? Бодуайе ли это? Вот в чём вопрос! (К Везине, который пытается укрыться под его зонтиком.) Скажите-ка, вы ведь из Шайо, вы должны разбираться в этом. (Кричит.) Это Бодуайе?

Везине. Да-да, вы совершенно правы, прекрасная погода для зелёного горошка.

Нонанкур (отходя от него). Да, сладкого горошка. (Останавливается около караулки.)

Тардив’o (чихает). Апчхи!

Нонанкур. Будьте здоровы! Здесь караульный! Простите, господин часовой… Будьте добры сказать, площадь Бодуайе…

Тардив’o. Проходите-проходите, не задерживайтесь!

Нонанкур. Благодарю вас! И ни одного прохожего… ни души вокруг.

Бобен. Без пятнадцати двенадцать!

Нонанкур. Погодите, сейчас мы всё узнаем. (Стучит в двери соседнего дома.)

Элен. Что вы делаете, папа?

Нонанкур. Нужно спросить… Мне говорили, что парижане всегда очень любезно показывают дорогу.

Господин (в ночном колпаке и халате, появляясь в окне дома). Какого чёрта вам нужно? Дьявол вас побери!

Нонанкур. Простите, сударь… не скажите ли вы… где находится площадь Бодуайе?

Господин (в окне). Подожди же! Разбойник, подлец, каналья! (Выливает на него кувшин с водой и захлопывает окошко.)

Нонанкур успевает отскочить, и вся вода попадает на голову Везине, стоящего под окном без зонтика.

Везине. Что такое?! Я, оказывается, стоял под водосточной трубой!

Нонанкур. Он, безусловно, не парижанин… это какой-то марселец…

Бобен (который взобрался на каменную тумбу, чтобы прочитать название площади). Бодуайе! Дядюшка, это же площадь Бодуайе!.. Мы на ней находимся…

Нонанкур. Какое везенье!.. Ищите восьмой номер! Все. Вот он, войдёмте в дом!

Нонанкур. А, чёрт побери! Нет швейцара, а мой бездельник зять даже не дал мне ключ от квартиры!

Элен. Папа, я больше не могу… я сяду.

Нонанкур (живо). Только не садись на землю, дочь моя… Мы же стоим на мостовой.

Бобен. В доме горит свет…

Нонанкур. Конечно, это окна квартиры Фадинара… Он вернулся раньше нас. (Стучит, громко крича.) Фадинар, зять мой!

Все (кричат вслед за ним). Фадинар!

Тардив’o (к Везине). Потише, мсье!

Везине (любезно). Очень мило с вашей стороны, мсье… Я почищусь дома.

Нонанкур (кричит). Фадинар!!!

Бобен. Ваш зять просто плюёт на нас.

Элен. Он не хочет нас впускать в дом, папа.

Нонанкур. Обратимся к полицейскому комиссару.

Все. Да-да, к комиссару!

(Поют.)

Ах, зять играет в прятки?

Какой для нас удар!

Призвать его к порядку

Поможет комиссар!

(Собираются уходить.)

Сцена третья

Те же, Феликс.

Феликс (выходит из переулка). О боже!.. Сколько народу!

Нонанкур. Его лакей!.. Иди-иди сюда, Маскарилья!

Феликс. Ага! Свадебная процессия моего хозяина! Мсье, не видели ли вы моего хозяина?

Нонанкур. А ты видел моего негодного зятя?

Феликс. Вот уже два часа, как я бегаю и ищу его повсюду!

Нонанкур. Хорошо, мы обойдёмся без него… Открой нам двери, Пьеро!

Феликс. Совершенно… невозможно… Мне запрещено… дама до сих пор находится наверху.

Все. Дама?!

Нонанкур (с диким криком). Дама?!

Феликс. Да, сударь… та, которая у нас… без шляпы… с самого утра… С ней…

Нонанкур (вне себя). Довольно! (Отталкивает Феликса.) Любовница! В день свадьбы…

Бобен. Без шляпы!

Нонанкур. …Которая сидит и греет ноги у супружеского очага… а мы, его жена, мы, его ближайшие родственники… скитаемся в течение пятнадцати часов с миртами в руках. (Передавая миртовое дерево Везине.) …Какая мерзость! Какая гнусность!

Элен. Папа… папа… мне сейчас станет дурно…

Нонанкур (быстро). Не падай только на землю, дочь моя… Ты испортишь своё платье стоимостью в пятьдесят три франка! (Гостям.) Дети мои, призовём проклятие на голову гнусного развратника и отправимся домой в Шарантоно…

Все. Мы согласны!

Элен. Но, папа, я не хочу оставлять ему мои… вещи, мои драгоценности и свадебные подарки…

Нонанкур. Поистине, вот слова разумной женщины, дочь моя. (Феликсу.) Поднимись наверх, болван… и снеси вниз свадебную корзину, футляры с драгоценностями и все безделушки моей дочери.

Феликс (в нерешительности). Но, мсье…

Нонанкур. Иди! Если ты не хочешь остаться без ушей, которые я тебе отрежу, как черенок яблони. (Толкает его в дом.)

Сцена четвёртая

Те же, кроме Феликса, затем Фадинар.

Элен. Папа, вы принесли меня в жертву…

Бобен. Как Ифигению!

Нонанкур. Что ты хочешь? Он был рантье! Вот смягчающее мою вину обстоятельство в глазах всех отцов… Он был рантье, этот подлец!

Фадинар (вбегает испуганный, в изнеможении). Опять осечка! Осечка! Осечка!

Все. Вот он!

Фадинар. Ага! Моя свадебная процессия. (Слабея.) Мой дорогой тесть, я хочу склониться к вашим коленям.

Нонанкур (отталкивая его). Они не для вас, мсье! Всё расторгнуто!

Фадинар (прислушиваясь). Тише!

Нонанкур (возмущённый). Что это значит?!

Фадинар. Да замолчите, чёрт вас побери!

Нонанкур. Молчите сами, отвратительный дикарь!

Фадинар (успокоившись). Нет, я ошибся… Он потерял мой след… и потом ему жмут ботинки… Он хромает, как покойный Вулкан… У нас осталось всего несколько минут, чтобы избежать страшной бойни…

Элен. Бойни?!

Нонанкур. Что это ещё за газетный фельетон?

Фадинар. Шакал знает мой адрес… Он сейчас явится сюда, вооружённый до зубов кинжалами и пистолетами… Нужно помочь даме скрыться.

Нонанкур (с негодованием). Ага! Ты сознаёшься! Сарданапал!

Все. Он сознаётся!

Фадинар (ошеломлённый). Как? Что?

Сцена пятая

Те же, Феликс с пакетами, свадебной корзиной и шляпной картонкой в руках.

Феликс. Вот ваши безделушки! (Кладёт всё на землю.)

Фадинар. Это ещё что такое?

Нонанкур. Друзья мои… пусть каждый из вас возьмёт по одному пакету… произведём перевозку вещей на другую квартиру…

Фадинар. Как… Вы увозите приданое моей Элен?

Нонанкур. Она уже не ваша… Я забираю её вместе с багажом в свои шарантонские сады.

Фадинар. Похищать мою жену… в полночь!.. Я возражаю!

Нонанкур. Я пренебрегаю твоими возражениями.

Фадинар (пытаясь вырвать шляпную картонку из рук Нонанкура). Не прикасайтесь к приданому!

Нонанкур (сопротивляясь). Руки прочь, двоеженец! (Хлопается на землю.) Ах! Я расторгаю всё, зять мой…

Картонка осталась в руках Нонанкура, а крышка – в руках Фадинара.

Везине (поднимая картонку). Осторожнее! Здесь шляпка из итальянской соломки!..

Фадинар (кричит). Как? Итальянской?

Везине (осматривая шляпку). Это мой свадебный подарок… Я выписал её из Флоренции… за пятьсот франков.

Фадинар (вытаскивая из кармана образчик). Из Флоренции! (Взяв у него шляпу, сравнивает её с образчиком при свете фонаря.) Дайте-ка сюда! Возможно ли?! Я с самого утра её ищу… а она была!.. (Задыхаясь от счастья.) Ну да, конечно, абсолютное сходство! Абсолютное! Абсолютное!.. И маки! (Кричит.) Да здравствует Италия! (Кладёт шляпку в картонку.)

Все. Он сошёл с ума!

Фадинар (прыгает, обнимает всех подряд, напевая). Да здравствует Везине!.. Ура! Да здравствует Нонанкур! Ура! Да здравствует моя жена! – Ура, Бобен!.. – Ура, родственники! (Целует Тардив’o.)

Тардив’o (ошеломлённый). Проходите! Не задерживайтесь!

Нонанкур (пока Фадинар целует всех по очереди). Шляпа стоимостью пятьсот франков!.. Ты её не получишь, негодяй! (Вынимает из картонки и снова закрывает крышку.)

Фадинар (который ничего не заметил, хватает картонку, радостно). Подождите меня здесь… Одну минуту… Я надену на неё шляпку и выставлю за дверь!.. Мы вернёмся домой! Наконец-то мы вернёмся! (Мчится в дом.)

Сцена шестая

Те же, кроме Фадинара, капрал, национальные гвардейцы.

Нонанкур. Классическое сумасшествие!.. Брак недействителен! Законное расторжение брака! Браво! Браво! В путь, друзья мои, нужно найти наши фиакры… (Делает несколько шагов и наталкивается на патруль, который выходит из глубины сцены.)

Капрал. Ни с места, господа! Что вы здесь делаете с этими тюками?

Нонанкур. Мы переезжаем на другую квартиру…

Капрал. Тайком!

Нонанкур. Но, позвольте, я…

Капрал. Молчать! (К Везине.) Ваши документы?

Везине. Да, мсье, так точно… пятьсот франков… не считая ленты.

Капрал. Ага! Мы ещё пытаемся балагурить!

Нонанкур. Что вы, капрал, несчастный старик…

Капрал. Ваши документы?

По знаку капрала один гвардеец хватает за шиворот Нонанкура, другой – Бобена.

Нонанкур. Ну, это уж слишком!

Элен. Мсье… это мой папа…

Капрал (к Элен). Ваши документы?

Бобен. Но вам же объяснили, что у нас их нет… Мы приехали…

Капрал. Нет документов! В караулку! Вы объясните всё дежурному офицеру. (Толкает их по направлению караулки.)

Нонанкур. Я протестую перед лицом всей Европы!

Патруль (поёт).

Под арест! под арест!

Проходите в наш подъезд!

Заходите все гуртом!

Разберёмся мы потом!

Гости (поют).

Не желаем под арест!

Заявляем свой протест!

Мы ни в чём не виноваты,

Отпустите нас, солдаты!

Всех вталкивают в казарму. Нонанкур держит шляпку в руках. Феликса, который яростно отбивается, вталкивают вместе со всеми. Патруль следует за ними.

Сцена седьмая

Тардив’o, затем Фадинар, Анаис, Эмиль.

Тардив’o. Патруль вернулся… Очень хочется пойти и съесть молочную рисовую кашу… (Снимает шинель и кивер и надевает их на ружьё. Всё вместе выглядит, как уснувший на посту часовой.)

Фадинар (выходит из дома с картонкой в руках, в сопровождении Анаис и Эмиля). Выходите, выходите, сударыня… Я нашёл шляпку… это залог вашего спасения. Ваш муж знает всё… Он преследует меня по пятам… Наденьте шляпку и отправляйтесь домой!

Анаис и Эмиль открывают картонку, заглядывают в неё.

Все. Ах!

Анаис. О боже!

Эмиль (заглядывая в картонку). Пуста!

Фадинар (растерянный, с картонкой в руках). Но она была здесь! Была здесь!.. Этот старый дикобраз, мой тесть, незаметно похитил её… (Обернувшись.) Где же он? Где моя жена? Где моя свадебная процессия?

Тардив’o (собравшись уходить). Всех забрали в караулку… их увели, сударь! (Уходит.)

Фадинар. В каталажку?! Мою свадьбу!.. И шляпку тоже! Что же делать?!

Анаис (в отчаянии). Всё погибло!

Эмиль (поражённый). Я пойду сам… Я пойду туда… Я знаком с офицером… (Уходит в караульное помещение).

Фадинар (радостно). Он знает офицера!.. Нам вернут шляпку!

Шум подъезжающего экипажа. Голос Бопертюи за сценой: «Кучер, остановите здесь!»

Анаис. О боже! Мой муж!

Фадинар. Он взял фиакр, жалкий трус!

Анаис. Я вернусь к вам в дом!

Фадинар. Остановитесь! Он хочет обыскать мою квартиру!

Анаис (в страшном испуге). Вот он!

Фадинар (вталкивает её в будку часового). Спрячьтесь здесь! (В сторону.) И это называется свадьба!

Сцена восьмая

Анаис в будке, Фадинар, Бопертюи.

Бопертюи (входит, прихрамывая). Ах! Вот вы где, мсье! Вы сбежали от меня… (Встряхивает ногой.)

Фадинар. Только, чтобы купить сигару… Я ищу спички… у вас не спичек?

Бопертюи. Мсье, я требую, чтобы меня впустили в вашу квартиру – и если я её там найду!.. Я вооружён, мсье!

Фадинар. Первый этаж, дверь налево, поверните ручку, и – прошу вас – входите!

Бопертюи (в сторону). Чёрт! Странно, у меня опухли ноги! (Входит в дом.)

Фадинар (следя за ним глазами). А птичка-то улетела!

Сцена девятая

Фадинар, Анаис, затем Эмиль – в окне караульного помещения.

Анаис (выходя из будки). Я умираю от страха! Где спрятаться? Куда бежать?

Фадинар (теряя голову). Успокойтесь, мадам, я надеюсь, что он не найдёт вас наверху!

Окно казармы, находящееся над ними, раскрывается.

Эмиль (в окне). Скорее! Скорее! Вот шляпка!

Фадинар. Мы спасены, спасены! Бросайте шляпку, бросайте, муж уже здесь!

Эмиль кидает шляпку, но она повисает на фонаре.

Анаис (кричит). Ах!

Фадинар. Чёрт побери! (Подпрыгивает, пытаясь её зацепить зонтиком, но не может достать.)

Слышно, как кто0то мчится вниз по лестнице, и раздаются крики Бопертюи : «Проклятье! Проклятье!»

Анаис (в ужасе). Это он!

Фадинар. Чёрт возьми! (Накидывает плащ национального гвардейца на плечи Анаис, надвигает капюшон на лицо и всовывает ей в руки ружьё). Больше уверенности! Если он подойдёт, преградите ему дорогу ружьём… и кричите: «проходите! Отчаливайте! Не задерживайтесь!»

Анаис. Но моя шляпка!.. Он её увидит!

Сцена десятая

Анаис на часах, Фадинар, Бопертюи, затем Эмиль и Тардив’o.

Фадинар (устремляется навстречу Бопертюи и закрывает его своим зонтиком, чтобы скрыть от него соломенную шляпку, которая раскачивается над их головами). Осторожней, вы промокните!

Бопертюи (сильно хромает). Чёрт побери вашу тёмную лестницу… ни одной лампы…

Фадинар. У нас тушат свет в одиннадцать часов…

Эмиль (выходя из караульного помещения, тихо). Отвлеките мужа! (Уходит в глубину сцены, влезает на каменную тумбу и пытается перепилить верёвку своей шпагой.)

Бопертюи. Пустите меня… Дождь прошёл… видны звёзды! (Хочет взглянуть наверх.)

Фадинар (закрывая его зонтиком). Всё равно… Вы промокните…

Бопертюи. Но, чёрт побери, мсье… я настоящий осёл…

Фадинар. Безусловно, мсье. (Поднимает зонтик и подпрыгивает, пытаясь снять шляпку. Так как он держит Бопертюи, то тому приходится тоже подпрыгнуть.)

Бопертюи. Вы помогли ей сбежать…

Фадинар. За кого вы меня принимаете, мсье? (Подпрыгивает.)

Бопертюи. Почему вы подпрыгиваете, мсье?

Фадинар. У меня судороги… желудочного происхождения…

Бопертюи. Чёрт побери! Я обращусь к часовому…

Анаис (в сторону). Боже!

Фадинар (хватая его за руку). Нет, мсье… всё бесполезно. (В сторону, взглядывая на Эмиля.) Браво!.. Он перепиливает верёвку… (Громко.) Он вам не ответит, – стоя на часах, запрещено разговаривать.

Бопертюи (пытается вырвать руку). Ну отпустите же меня!

Фадинар. Нет… вы промокните… (Он прикрывает его зонтиком и подпрыгивает.)

Тардив’o (возвращается и останавливается, увидя часового). Человек на моём месте?!

Анаис. Не задерживайтесь! Проходите!

Бопертюи. Что?.. Её голос! (Оборачивается.)

Фадинар (повернув зонтик, закрывает от Бопертюи Анаис). Это новобранец.

Тардив’o (заметив шляпу). А это что такое?

Бопертюи. Что? (Поднимает голову и отодвигает зонтик.)

Фадинар. Ничего! (Нахлобучивает ему шляпу на глаза.)

В то же мгновение Эмиль кончает перепиливать верёвку. Фонарь падает.

Бопертюи. Ах!

Тардив’o (кричит). К оружию! К оружию!

Фадинар (к Бопертюи). Не обращайте внимания… фонарь … при падении…

В этот момент из караульного помещения выходят национальные гвардейцы. В домах зажигается свет, в окнах появляются люди с лампами и свечками в руках. Во время пения Фадинар снимает шляпку и передаёт Анаис, которая надевает её на голову.

Все (поют)

Что тут за светопреставленье,

И кто кого здесь поборол?

Вот мы сейчас за нарушенье

На всех составим протокол!

К концу пения Бопертюи удаётся освободиться от нахлобученной на лицо шляпы.

Бопертюи. Ещё раз прошу вас, господа, скажите мне…

Анаис (в шляпке, подходит к нему, скрестив руки на груди; с достоинством). Ах! Наконец-то я вас разыскала, мсье!

Бопертюи (в оцепенении). Моя жена!

Анаис. Вот, значит, как вы ведёте себя?!

Бопертюи (в сторону). Она в шляпке!

Анаис. Вы устраиваете драки на улицах в такой час!

Бопертюи. Флорентийская соломка!

Фадинар. …и маки.

Анаис. Я должна возвращаться домой одна… в полночь, после того как прождала вас целый день у моей кузины Элоа.

Бопертюи. Но позвольте, мадам, ваша кузина Элоа…

Фадинар. Она в шляпке!

Бопертюи. Вы вышли, чтобы купить шведские перчатки… Для покупки шведский перчаток не требуется четырнадцать часов…

Фадинар. На ней шляпка!

Анаис (Фадинару). Мсье, я не имею счастья…

Фадинар (кланяясь). Я также, мадам, – но на вас шляпка! (Обращаясь к национальным гвардейцам.) Эта дама в шляпке или нет?

Национальные гвардейцы и обыватели в окнах (поют).

Она в шляпке!

Она в шляпке!

Бопертюи. Но всё-таки, мсье, ваша лошадь в Венсеннском лесу…

Фадинар. В шляпке!

Нонанкур (появляется в окне караульного помещения). Прекрасно, мой дорогой зять!.. Всё восстановлено!

Фадинар (к Бопертюи). Мсье, разрешите вам представить моего тестя!

Нонанкур (из окна). Твой лакей нам подробно рассказал об этом происшествии! Ты поступил прекрасно, по-рыцарски! Как полагается французу! Я возвращаю тебе свою дочь, я возвращаю тебе свадебные подарки, я возвращаю тебе своё миртовое дерево! Освободи нас из темницы!

Фадинар (Обращаясь к капралу). Мсье, не сочтите за нескромность, если я попрошу вас вернуть мне мою свадебную процессию.

Капрал. С удовольствием, мсье! (Кричит.) Выпустите свадьбу!

Вся свадебная процессия выходит из караульного помещения.

Все (поют).

Ты спас всех нас,

О наш герой!

Мы все сейчас

Горды тобой!

Тебя должны поздравить мы,

Тебя расцеловать должны!

Во время пения все окружают Фадинара и целуют его.

Везине (заметив шляпку на голове у Анаис). О! Боже мой! Но ведь эта дама…

Фадинар (прерывая его). Уберите отсюда старого глухаря…

Бопертюи (Везине). Что, сударь?

Везине. На ней Шляпка!

Бопертюи. Значит, я был неправ! Она в шляпке!

(Целует руку своей жене.)

Все (поют).

Сбылись все мечты

Прелестной четы.

Хвала им и слава,

И брачный венец!

Мы рады за них!

День шумный утих,

Имеем мы право

Уснуть наконец!

Везине. Как свадьба удалась!

Фадинар.

Да, удалась на диво!

Прекрасно началась и кончилась счастливо.

Но мы утомлены, слипаются глаза…

Пора нам отдохнуть!

Нонанкур.

Я голосую – за!

Фадинар.Тебе ж, моя жена, я одного желаю:

Чтоб век свой прожила, меня не украшая

Убором головным сомнительного свойства,

Который всем мужьям внушает беспокойство!

Занавес

 

 

About Mimos Finn

Mimos Finn is invisible
This entry was posted in დრამატურგია and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s